вверх

12 марта 2016 года

За гранью мыслимого оргазма

За гранью мыслимого оргазма

Сразу скажу, мою историю поймёт не каждый, но думаю, большинство женщин хотели бы испытать то же самое, что испытала я. Такого я больше не повторяла, но и никогда не повторялись те ощущения и те оргазмы, которые я переживала. Я говорю про своего мужчину, про Диму, или как он хотел, чтобы я его называла - «Ди». Наш роман продлился чуть больше двух месяцев, но за эти два месяца я испытала больше, чем за всю остальную свою жизнь.

Я познакомилась с ним в интернете, на сайте знакомств. Он был с моего города, мы даже ходили с ним в один и тот же клуб, но ни разу не встречались. Его общение меня сразу заинтриговало. Я была девятнадцатилетней, неопытной и, наверно, наивной и даже глупой девушкой, а он - опытный умный мужчина, хотя и молодой. Он был старше меня больше чем на десять лет, ему было тридцать. Сейчас я понимаю, что он был гораздо умнее своего возраста. Наше общение было сначала дружеским, но потом он ловко перевёл всё в другое измерение. Я не оговорилась, это было действительно другое измерение для меня, поскольку он своими разговорами уносил меня в мир фантазий и удовольствия. Он разговаривал со мной о сексе, меня это смущало сначала, а потом заинтересовало. Сквозь смущения я продолжала общаться с ним и возбуждалась от одной только переписки. Что там говорить, секс у меня был только с одним парнем, и теперь я понимаю, что это был даже не секс, а просто какая-то забава, он тыкал в меня член, а я делала вид, что мне приятно. Естественно, что после такого единственного опыта я была далека от большого мира наслаждений, которые мне открывал Ди. Я заинтересовалась им, и даже влюбилась в него ещё до нашей встречи, на которую я долго не решалась. Он разжигал во мне интерес и желание, рассказывал о таких ласках и ощущениях, которые казались мне дикими и возбуждающими. В один из вечеров такого общения я сама попросила его встретиться и показать мне что-то из того, о чём он мне говорил. Он согласился не сразу, только после того как предупредил, что его страсть жёсткая и необычная, но я всем телом хотела попробовать новое ощущение.

Около семи вечера я ждала его у бара на Маяковке. Он подошёл ко мне и окликнул таким спокойным, таким мягким и одновременно уверенным голосом. Я обернулась и увидела его. Он был таким же, как и на фотографиях, высокий, обаятельный, крупный, но его лёгкая полнота его совсем не портила, она скорее предавала ему мужественности и силы. Только одного взгляда на него хватило, чтобы во мне всё затрепетало, и дыхание начало сбиваться. Ещё бы, ведь я заочно была в него влюблена, а теперь, когда увидела его рядом, была готова кинуться к нему в объятия тотчас, но сдержалась.

- Лика, ты прекрасна, - сказал он и, подойдя ко мне, взял меня аккуратно за руку.

Его руки были тёплыми, а прикосновение пальцев рождало во мне новую волну трепета.

- Спасибо, - ответила я.

- Пойдём в бар посидим немного, - сказал он.

Я же в ответ кивнула и глупо улыбнулась.

В баре он выбрал отдалённый и тихий столик. Он заказал себе херес, а когда мне предложил выбрать напиток, я «ляпнула» первое, что пришло в голову – пиво. Он не выказал своего удивления, лишь слегка улыбнулся, а потом предложил десерт, который выбрал сам. Мы сидели и разговаривали где-то с час, он неторопливо попивал свой бокал светло янтарного напитка и говорил со мной, но я даже не помню о чём. Я просто его слушала, кивала в ответ и иногда что-то отвечала. Моё волнение не давало мне чувствовать себя свободно. От этого я выпила три бокала пива и захмелела, чтобы хоть как-то заставить себя говорить.

- Ты по-прежнему хочешь поехать со мной?- спросил он.

- Да, я хочу, - сказала я.

- Ты уверенна, что хочешь того, о чём мы говорили вчера? – спросил он и слегка склонился ко мне.

- Да, я давно решила, что хочу попробовать, - ответила я.

- Хорошо. Назови мне столицу Австралии, - попросил он.

- Канберра, - сказала я.

- Хорошо, запомни это слово, оно понадобиться тебе, если передумаешь в какой-то момент, - сказал он.

На его лице мелькнула лёгкая едва заметная улыбка.

Расплатившись по счёту, он взял меня за руку и повёл к своей машине. Машина была у него большая, чёрная, высокая, что-то типа внедорожника, но в темноте я его тогда не рассмотрела. Мы ехали более получаса, сначала выехали за пределы основной части города, а потом свернули в дачный посёлок. Дима остановился у одного из домов. Не скажу, что он был большой, но явно не самый маленький на улице. Освещения было слабым, и окна были вокруг тёмные, так что я могла оценивать всё только в свете луны. Он провёл меня в дом. Интерьер был дорогим, всё было изысканно, строго, но гармонично. Он не стал останавливаться в гостиной и повёл меня по деревянной лестнице наверх, где было темно. Мы поднялись на третий этаж, где была только одна дверь, он включил свет и открыл её. Я вошла первой, затем он вошёл за мной и закрыл за собой деревянную дверь. Мы пришли на чердак. Он был практически пуст, тут был только большой чёрный шкаф и один комод в другой стороне чердака. Свет был тусклым, но достаточным для того чтобы всё это увидеть. Дима подошёл ко мне сзади и, обняв за талию, осторожно поцеловал меня в шею. По моему телу сразу побежали мурашки.

- Ты готова начать? – спросил он.

- Да, - ответила я.

Я хотела в туалет после выпитого пива, но не так сильно, чтобы прервать этот момент.

Дима взял мою расстёгнутую курточку и снял ее с моих плеч, затем снова поцеловал мою шею и медленно потянул тонкую шерстяную кофту наверх, стягивая её через голову. Я стояла, не двигаясь, немного дрожала и глубоко дышала, ожидая, что будет дальше, но не смела ему помешать. Сняв с меня кофту, он ещё раз обнял меня и легонько прошёлся пальцами обеих рук по моему животику, а затем, слегка задев лиф, укусил легонько меня за шею. Я вздрогнула, он остановился.

- Дальше, ты будешь делать, что я тебе скажу, поняла? – сказал он.

В его голосе было спокойствие и строгость. Я не ответила, просто кивнула.

Взяв меня за руки, он развернул меня к себе лицом одним движением и остановился. Я ждала его поцелуя, но он этого не сделал, он поднял мои руки и заставил пятиться назад. Я медленно отступала от него, пока не наткнулась спиной на деревянную, широкую, круглую опору. Он поднял мои руки вверх и тут же надел на меня наручники, которые висели уже открытыми. Сердце застучало в диком ритме. Мне не было больно, он застегнул наручники без давления на кисти, но достаточно жёстко, чтобы рука не могла выскользнуть. «Тебе придётся подождать немного», - сказал он. Я даже не кивнула, я просто смотрела на него. Все чувства во мне смешались, мне вдруг стало немного страшно и от того волнение стало ещё сильнее. Только когда Дима отошёл к шкафу в дальний угол чердака, я подняла голову и посмотрела на свои руки. Наручники, которыми он меня приковал, были на длинной цепи, которая соединяла их и проходила черед балку между колонами. В тусклом свете и сами наручники, и цепь поблескивали, слепя глаза яркими вспышками. Я опустила взгляд снова вниз на пол, он был деревянный, тёмный, с причудливыми рисунками древесины под слоем лака. «Что он будет делать?» - возник вдруг вопрос в голове. «Может он маньяк, а я дура сама к нему приехала в эту глушь. Нет, он не может быть маньяком, это же Дима, тот Дима, который так был со мной нежен в разговорах, в которого я влюбилась», - задумалась я про себя в глубине души. «А может, не стоило приезжать?» - мелькнуло у меня в голове. Тут меня прервал голос Димы.

- Теперь я для тебя Ди и зови меня только так, а ты моя рабыня и будешь подчиняться мне, тебе ясно? – сказала он.

- Хорошо, - ответила я.

В его голосе была жёсткость, а в моём неуверенность и робость. Ответив ему, я подняла взгляд и увидела Диму в необычном виде. Он был только в одних штанах чёрного цвета. В его руках был стек с маленьким кожаным наконечником, точнее он висел у него на шнурке, обвивавшем запястье и он медленно приближался ко мне. Не понимая, что он будет дальше делать, я на секунду пожалела, что согласилась. Он подошёл ко мне, взял за подбородок и нежно и впился поцелуем. Сожаление сразу отступило. Его губы, его поцелуй, о котором я так мечтал, сразу успокоили мои страхи, я моментально растаяла, и лёгкий жар от поцелуя пошёл в голову и начал растекаться по телу. Хватая его губы, я облизывала их и тянула к себе. Закрыв глаза, я погружалась в свою мечту. Едва его губы оторвались от моих, я почувствовала хлёсткий удар по левой щеке. Голова сотряслась и появилась жгучая боль. Я застыла, я не понимала, что произошло. «Не наглей, сучка!» - сказал он. Находясь в шоке, я посмотрела на него и у меня чуть ли не брызнули слёзы. Это было не от боли, которая была не сильной, это было от неожиданности, меня никто не бил, даже родители, а тут такая пощёчина. «За что!» - возник вопрос голове. Я шмыгнула носом и готова была расплакаться, но тут же получила ещё один удар по другой щеке, пронесшийся так же быстро и неожиданно как первый. «Не ныть!» - сказал он приказным тоном. То ли от новой неожиданности, то ли от отрезвляющего удара или же от шока я тут же остановила набегающие слёзы.

Он снова подошёл ко мне и взял меня за подбородок, на этот раз жёстко и даже грубо. «Умница! Послушная девочка», - сказал он и снова поцеловал меня. На этот раз я от чего-то впилась в его губы ещё сильнее, чем в первый раз. Мысли об обиде и боли тут же отступили. Отстранившись от меня, он кожаным кончиком стека провёл по моему лицу. Щекочущее ощущение, пробежавшее по щеке, тут же сменилось жжением от короткого, но резкого удара. Это меня не обидело, мне понравилось, я сама была в шоке, но мне захотелось, чтобы он ударил ещё раз, и он снова ударил меня, только сильнее, моя голова даже отклонилась в сторону. Щека сразу загорелась румянцем, и почему то потеплело между ног. Опустившись кончиком стека от лица, он дошёл до моих грудок в лифчике и шлёпнул каждую из них таким же коротким и хлёстким ударом как по лицу. Жгучее ощущение осталось и на груди, оно согрело моментально и вызвало прилив крови, я даже почувствовала, как тут же погрубели соски. Дима ухмыльнулся и провёл стеком по моему животу, остановившись у пояса. «Посмотрим, что ты там скрываешь», - сказал он. Подойдя ко мне, Дима расстегнул пуговицу на моих джинсах и резко рванул в стороны, чуть не порвав мою молнию. Так же резко он и стащил с меня джинсы полностью. На мне остались трусики, которые сползли вниз до середины лобка. В тот момент я впервые вскрикнула, но сделала это от того, что мне так захотелось. «Ух, а ты уже намочила трусики, я тебе не разрешал!» - сказал он и тут же шлёпнул меня стеком по бедру. Я снова вскрикнула. «Тебе нравиться сучка?» - спросил он. Я нерешительно кивнула в ответ. Меня пугало, что он делает со мной, но уже возбуждало настолько, что я не желала останавливаться. Засунув стек мне между ног, он поднял его и прижал мокрые трусики к моей киске. Влажная ткань уже успела остыть и, коснувшись прохладой, заставила меня вздрогнуть.

Снова злорадно улыбнувшись, он отошёл назад к комоду и достал оттуда здоровые ножницы. Я дрогнула в тот момент. Подойдя ко мне, он поднёс ножницы к моему лицу и стал гладить ими меня. Холодные стальные кончики ножниц заставили меня дрожать от прикосновений и легких уколов кончиков. Я снова испугалась, щекочущее ощущение засвербело между ног и мне вдруг снова захотелось писать, но в тот момент мне было не до этого. Ножницы прошли к моему уху и резко щёлкнули, я вскрикнула и вздрогнула всем телом, после чего почувствовала, как несколько моих волос упали на плечо. «Страшно?» - спросил он. Я промолчала, продолжа глубоко дышать. Он схватил левой рукой мою правую грудь и сжал её сильной хваткой, я даже прогнулась назад от этого ощущения. Ножницы опустились между моих грудей и раскрылись, а потом двинулись вверх. Я закрыла глаза и напряглась. Снова щелчок и лифчик раскрылся в разные стороны, а из него вырвались мои упругие груди с торчащими от возбуждения сосками светло розового цвета. Кинув ножницы в сторону, Дима схватил мои груди обеими руками и снова крепко сжал, заставив меня взвизгнуть. Продолжая крепко держать обе грудки, он нагнулся и зубами больно, но не продолжительно стал кусать оба сосочка попеременно. От каждого его укуса я легонько вздрагивала и вскрикивала. Мне уже через минуту стало жутко больно, соски налились кровью и стали ярко красные от укусов Димы, а он улыбался и продолжал их мучать. Я взмолилась в первый раз: «Хватит, мне больно». «Терпи сучка, это только начало!» - сказал он и снова пошёл к комоду. Когда он вернулся, в его руках было две бельевых прищепки и он, без промедления взяв мои груди, по очереди надел на красные от укусов соски обе прищепки. Тут я не выдержала и закричала, у меня навернулись слёзы от боли, но его это не остановило. Он, отойдя снова, взял стек и стал бить меня по груди, специально задевая прищепки, которые болтались в разные стороны и оттягивали соски, принося ещё больше боли.

Мне было действительно больно, но я всё равно не хотела останавливаться. Сквозь боль и слёзы я чувствовала, как наливается соком моя промежность, как по ногам начинает течь этот вязкий сок. Сама я не понимала почему, но возбуждалась дико, и всё сильнее с каждым ударом его стека. Пока я плакала, и вскрикивал от боли, он любовался мной и немного замедлял свои удары по груди, а потом и вовсе остановился, снова взяв в руки ножницы. Пристально смотря на ножницы, я видела их блестящие лезвия, которыми он проводил между ног от колен к моим трусикам, а потом прижал ими мокрую ткань к половым губкам, и я снова захныкала, но на этот раз не от боли, а от удовольствия. Ножницы снова раскрылись и снова лязгнули резким звуком. Мои трусики тут же сползли на пол по правой ноге. Опять кинув ножницы в сторону, он нагло и резко засунул руку мне между ног и прижал киску сразу всеми пальцами. От приятного ощущения я подтянулась наверх на руках, держась за цепь наручников. Свербящее чувство и давление внизу живота напомнило мне о том, что я хочу писать и на этот раз так сильно, что даже через удовольствие я могла не сдержаться. «Не дави, я писать хочу» - зачем то сказала я. « Писать? Ах ты, наглая девчонка, терпи», - сказал он. Я сдержалась. Он не перестал лапать меня между ног, он снова засунул руку между ног и придавил мои губки и клитор, я опять приподнялась вверх, интуитивно расставив ноги шире. Только во мне затеплилось приятное ощущение, как он этими же мокрыми своими пальцами ударил меня по щёлке. Я снова взвизгнула. Было больно, но это была снова приятная боль.

Отойдя и взяв стек, он снова подошёл ко мне и стал водить им мне между бёдрами. Я сжала ноги вместе. «Раздвинь ноги шлюшка!» - приказал он, и я подчинилась, тут же получив с размаху шлепок стеком по мокрой щёлке, да так что мне показалась, что кожаный наконечник прилип после удара. Я заорала со всей силы и от боли не смогла себя сдержать, пустив маленькую струйку на пол, которая тихо полилась на доски подомной.

- Грязная сучка, ты написала на пол, кто тебе разрешал! - вскрикнул он.

- Извини, - тихо сказала я.

Мне даже сквозь боль между ног стало стыдно.

- Тебя нужно наказать! – в ответ крикнул он.

- Раздвинь ноги «cсыкушка»! – приказал он.

Я захныкала, но выполнила его приказ, и он снова ударил меня по нежным гладким и уже покрасневшим от первого удара стека половым губкам. От боли я снова вскрикнула и сдвинула ноги, но тут же получила по щеке мокрым от моего сока стеком. «Раздвинь ноги и не смей их сдвигать!» - снова приказал он. И я в этот раз подчинилась сразу же. Он начал бить меня менее сильно по клитору, но очень часто и точно, а после удара прижимал стек и давил мне на него. Теперь я уже не кричала, а охала, никакой кунилингус не сравниться с тем, что я чувствовала от ударов. Жаркое чувство быстро охватывало всё моё тело, я запрокинула голову к потолку и только держала ноги расставленными, а он продолжал меня хлопать стеком по клитору. Я почувствовала только, как всё резко потемнело в глазах и стало трудно дышать, а затем боль охватила промежность и растеклась по телу. Я кончила с диким воплем, даже громче того, когда он меня первый раз ударил по киске. Мне кажется, я отключилась на несколько секунд, поскольку очнулась только после того как почувствовала удар пощёчины.

«Это ещё не всё, не смей отключаться, я тебе не разрешал», - сказала он не столько грубо, сколько довольно. Теперь, когда оргазм отпустил, я почувствовала, что хочу писать ещё сильнее прежнего. Разбухшее и трепещущее от последствий удовольствия лоно не могло держать столько пива в себе.

- Отпусти меня в туалет, я сейчас описаюсь! - снова попросила Диму я.

- Мочись под себя шлюха! - в ответ крикнул он.

- Нет, я не могу. Отпусти меня. Пожалуйста! – молила его я.

- Я сказал, делай всё под себя! – ещё громче крикнул он.

- Нет, я не буду, - хныкала я.

- Я сказал, будешь! - крикнул он в очередной раз.

Терпеть было всё сложнее, я сжала ноги вместе. Дима быстрым шагом подошёл ко мне, взял меня левой рукой за подбородок и направил взгляд на себя, а его правая рука залезла снова мне между ног и нагло быстро пальцами стала теребить мой клитор и давить ладонью на лобок. Щекочущая боль пробирала меня с такой силой, что проступил пот на лбу и побежали колики по позвоночнику, я не хотела описаться перед Димой, но терпеть больше не было сил. Я завыла и пустила всё на самотёк в прямом смысле. С шипящим от напора звуком из меня вырвался мощный напор мочи, и я им, кажется, обдала ногу Димы, но он не отошёл. Он довольно смеялся и говорил: «Да». Я сгорала от стыда, но продолжала писать на пол и на Димкину ногу. Пальцами ног я уже чувствовала лужу под собой, но не могла остановиться, пока полностью не закончила.

- Ты поплатишься за то, что меня обоссала! – сказал он злобно, но с улыбкой.

- Нет, я не специально, я просто не могла терпеть, - извинялась я.

- Поздно девочка, поздно, - сказал он.

Он опустился вниз и облизал мои мокрые бёдра и, поднявшись к промежности, облизал её, слизав остатки мочи. Поднявшись снова во весь рост, он, схватив меня за шею, мокрыми в моей моче губами поцеловал. Его поцелуй был солёным, пах резко, но я не думала сопротивляться, я со всей силы отдалась этому поцелую, всасывая и слизывая, высунув язык, собственную влагу с его подбородка. «Умница!» - сказал он довольным голосом.

Отойдя от меня на полметра, он одним ловким движением скинул с себя штаны, как это делают стриптизеры, и обнажил свой член. Это был длинный твёрдый сантиметров двадцать кол, смотрящий на меня набухшей до посинения головкой. «Сейчас ты будешь орать как никогда до этого!» - сказал он с ухмылкой. Резко кинувшись ко мне, он схватил мою правую ногу и всадил свой кол в меня, заставив меня подскочить вверх. Он грубо и резко с болью вошёл в меня до упора, я заорала. «Что сучка, нравится?» - спросил он. «Да, трахни меня!» - сказала я сама того не ожидая. Он тут же взял меня за волосы и, оттянув голову назад, стал всаживать свой агрегат в мою налитую кровью от ласк и боли киску. Чувствуя всем влагалищем, как его здоровый член долбит меня и терзает, я забыла обо всём, я кричала от каждого его толчка, я стонала, хныкала и просила ещё. Я забыла про боль в руках, на которых я висела, та боль, которую вызвала его головка, бьющаяся со всей силы о шейку моей матки, и та боль болтающихся прищепок на моих сосках только усиливала моё удовольствие. Уже через минуту я чуть не потеряла сознание от накатившего оргазма. В отличие от первого оргазма этот не сковал моё тело, а наоборот сделал его ватным, после непродолжительного спазма, но притом, как только я обмякла, волны блаженства растекались у меня где-то внутри, вызывая звон в ушах. Я едва могла кричать, горло болело от крика, в глазах бегали зайчики и цветные круги.

Дима не останавливался, он безжалостно и без остановки всаживал и всаживал в меня свой член. Его напор только усиливался, и только я начала приходить в себя как снова стали накатывать следующие волны удовольствия. Прищепки на посиневших от давления сосках едва держались, увидев это, Дима резко ударом руки сбил левую прищепку, чуть не оторвав, как мне показалось, сосок. Мне было жутко больно, но эта боль отозвалась во всём теле таким сильным удовольствием, что я снова закричала, и снова на секунду потемнело в глазах. Стоило мне только открыть глаза, как следующая прищепка полетела в сторону и снова эта боль. Я теряла силы и висела на ватных руках, прикованных к балке и на руке Димы ногой, которую он держал мёртвой хваткой. «Я больше не могу, остановись!» - едва смогла сказать я. «Нет, сучка, ты вытерпишь до конца!» - ответил он. Его толчки стали ещё сильнее, а его рука полностью обхватив мою шею, медленно начала её сдавливать.

От того что он так грубо трахал меня, я задыхалась и была без сил, но к этому ещё и прибавилась сила его руки и пальцев, которые сдавливали мою шею. Воздуха становилось всё меньше и меньше, его пальцы давили всё сильнее, а член всё жёстче пронзал меня. Дима сам рычал, и теперь на его лице был зверский животный оскал. Страх овладел мной, я оцепенела. Мне хотелось вырваться и вдохнуть воздух, но руки были скованны, я на них висела, а ноги… Одну ногу он держал крепко, а когда я попыталась поднять вторую, то повисла горлом на его руке, и воздуха стало ещё меньше. Всё темнело, гудящий звук раздавался в голове всё сильнее, я уже не слышала ничего, ни рычание Димы, ни грохот цепей от наручников, не топота своей ноги о деревянный пол. Голову раздувало от давления на горле, и одновременно побежал холод по всему телу. «Я задыхаюсь. Ещё один глоток и всё…». Я попыталась попросить его отпустить меня, но вместо слов издала только хрипение. Я отключалась, медленно проваливаясь в никуда.

Резкий спазм охватил моё тело. «Я умираю!» - подумала я, но тут же меня охватил жар. По всему телу пробежала не то что волна, а взрыв. Одновременно с моим взрывом, зарычал Дима и изогнулся, втолкнув член в меня со всей силы и отпустив хватку на моём горле. Боль овладела всем моим телом, боль, какую я не знала, она была не единичной, она была во всём теле от пальчиков ног до кончиков волос, но эта боль была блаженством.

Тьма. Тишина, сквозь которую пробирается гул, сменяющийся звоном и пустота. Перед глазами побежали картинки и снова провал, забытьё и просто «ничто».

Я очнулась от лёгкий ударов по щекам.

- Ты как? – спросил уже нежным голосом Дима.

- Я?…

- Да ты, как ты себя чувствуешь? – спросил снова он.

- Я где? – спросила я.

- Ты тут со мной, что с тобой? – спросил он уже обеспокоено.

- Всё хорошо, - сказал я едва живым голосом.

- Ты меня напугала немного, - успокоился Дима.

- Что случилось? – спросила я.

- Ты была в «отключке» пару минут, но дышала. Я даже думал тебе сделать искусственное дыхание, - ответил он.

- Я не помню. Прости, - единственное, что смогла ответить я.

Он подошёл ко мне и, расстегнув наручники, снял меня, а потом на руках отнёс в спальню на втором этаже, там я уснула до утра.

Это было лишь первое наше свидание, а потом была череда встреч в течении полутора месяцев, пока он не исчез навсегда из моей жизни. Сначала я рыдала, но потом поняла. Он был моей сказкой, пошлой, грубой, возможно извращённой, но сказкой. Этот период моей жизни был самым ярким, и я о нём не жалею. Он дал мне понять, что существует всегда больше удовольствие, чем ты можешь себе только представить. Он дал понять, что даже самое необычное ощущение и действие может быть желанным и может принести самые неожиданные радости, граничащие с безумством.

Проголосуйте за рассказ

165
54
Рейтинг: 75%
Похожие рассказы
Изменщик: наказание за обман
- Эта поза называется «дорогая, я тебе изменил», - засмеялась Катя
Изменщик: наказание за обман

Я стояла у входной двери в прозрачном пеньюаре. Черное белье с красными кружевами аппетитно подчеркивало грудь третьего размера, плоский живот и длинные ноги с небольшой, но круглой попкой. Чулки, которые поддерживал специальный пояс, заканчивались лакированными туфлями на высоком каблуке. Мой парень скоро должен прийти домой. Послышался звук поворачивающегося ключа, входная дверь отворилась, и мой любимый увидел меня во всей красе. Он ненадолго замер на пороге, немного удивленный...

Читать дальше
Изменщик: наказание за обман
- Эта поза называется «дорогая, я тебе изменил», - засмеялась Катя
Изменщик: наказание за обман

Я стояла у входной двери в прозрачном пеньюаре. Черное белье с красными кружевами аппетитно подчеркивало грудь третьего размера, плоский живот и длинные ноги с небольшой, но круглой попкой. Чулки, которые поддерживал специальный пояс, заканчивались лакированными туфлями на высоком каблуке. Мой парень скоро должен прийти домой. Послышался звук поворачивающегося ключа, входная дверь отворилась, и мой любимый увидел меня во всей красе. Он ненадолго замер на пороге, немного удивленный...

Читать дальше
Домашний питомец Оксана
Она очень воспитанная, наша Оксана, выполняет все команды, не шалит
Домашний питомец Оксана

- Машенька, привет, посмотри кого я привёл!
Жена вышла в коридор, нахмурилась и скрестила руки на груди.
- Совсем охренел, придурок, бабу в дом приволок, ещё и хвалишься? Да ты знаешь, что я с тобой сейчас сделаю?!
За мою спину прячется молодая девушка, лет восемнадцати, с большими голубыми глазами, светлыми волосами до плеч, точёной фигуркой гимнастки.

Читать дальше