вверх

15 декабря 2013 года

Превращение

Все мужчины когда-нибудь мечтали о том, чтобы хоть на пару часов оказаться в теле женщины. Но повезло почему-то только мне.

***

Месяц как-то не задался. С самого дня рождения у моего сокурсника, когда я хорошенько трахнул одну пьяненькую тёлочку, у меня не было секса. Она дала мне легко, трахались мы целую ночь, жарко и почти беспрерывно, даже я кончил четырежды, что говорить о ней. Но наутро она всё пыталась узнать номер моего телефона, чтобы "созвониться, погулять как-нибудь вместе". Чёрта с два я ей дал, достаточно того, что записал её номер. Перепихон - не повод для свиданий, такой у меня принцип. Так я ей и сказал. А в ответ эта сучка пожелала мне, чтобы я оказался в шкуре девушки, только так, мол, я её пойму и перестану быть таким козлом.

Короче говоря, сглазила меня эта зараза - больше месяца секс у меня срывался постоянно. То девушка скажет, что у неё болит голова и сбежит, то у самого начнётся жуткий насморк прямо перед походом в клуб, то ещё какая-нибудь ерунда. Одним словом, яйца болели так, будто я занимаюсь спортивной ездой на велосипеде без сиденья.

Вчера я никуда не пошёл из-за разболевшейся головы, хотя ещё никогда я не пропускал ни одной субботней тусовки класса с шестого. Засыпал я с одной позитивной мыслью: пока болела голова, не так сильно заметно было давления внутри мошонки, не разряжавшейся четыре недели.

Я проснулся от солнца, бившего в окно, перевернулся на живот, спасаясь от лучей и сначала подумал, что подушка сбилась и оказалась под моей грудью. Я, всё ещё жутко сонный, рукой попытался вытащить её. Но подушка оказалась неожиданно мягкой, тёплой и... была частью меня! Я чуть не заорал от ужаса, когда понял, что щупаю за грудь себя самого, чувствую её мягкую упругость, даже мазнул ладонью по соску и он отозвался... как-то странно. Не пытаясь разобраться в этом ощущении, я резко перевернулся на спину, увидел, как скакнула пышная тройка, по инерции перевалилась набок и упруго восстановила свою форму, почти не растекаясь под действием гравитации, как это часто бывает с большими сиськами.

Лёжа на спине, я тупо разглядывал сиськи, которые, как бы дико это ни звучало, были сейчас моими. Кстати, сиськи были зачётными. Выразительные почти правильные полушария с небольшими розовыми сосками. Единственным тёмным пятнышком была родинка на левой груди, прямо под ареолой. Медленно, будто грудь могла отвалиться, я присел в кровати. Грудь чуть подалась вниз, превратившись в крупные аппетитные дыньки. Напротив моей кровати висело зеркало и я смог увидеть себя в нём. Моё лицо и тело сильно изменились, но всё же это был я. Те же черты лица, только ставшие мягкими, отсутствие привычной утренней щетины, та же татуировка дракона на предплечье, которое стало тоньше, те же подкачанные мышцы, но гораздо меньше. Причёска и вовсе не изменилась: растрёпанные волосы до плеч так и топорщились после сна, как обычно. Вот только сиськи, чертовски привлекательные, были не моими. Я поднял руки и помял их. Странные смешанные ощущения. Обычно я чувствовал только удовольствие от того, что трогал женские сиськи, а теперь ещё и грудь отзывалась как-то приятно, тянуще. Осторожно я коснулся указательным пальцем соска. Как-будто крохотный разряд проскочил между ногтем и соском. Я бережно сжал его между указательным и большим пальцами, и сосок сразу затвердел, стал остреньким. То же самое я проделал со вторым. В этот момент я даже забыл о главной проблеме. Я ведь стал женщиной!

Но касания сосков были такими приятными, что я просто не мог остановиться. Я смотрел то в зеркало, то опускал подбородок вниз. Соски я нежно покручивал в пальцах, они стали твёрдыми, как конфетки, даже захотелось их лизнуть. Раньше я ведь так и делал, а теперь мог только намочить палец в слюне и потереть сосок. Пока я обдумывал эту мысль, я и сам не заметил, как мой указательный палец оказался во рту. Я вытащил его и провёл по соску. Это было великолепно. Теперь я понимаю, почему девушки постоянно пытаются приласкать мои собственные соски. Глупые, они и не представляют, насколько мужские ощущения отличаются от женских. Я даже закусил губу от удовольствия. Через минуту мой палец высох и я чувствовал острую потребность намочить его ещё раз.

Я снова потянул палец в рот и тут мне в голову ударила мысль. А что внизу? Я был так ошарашен грудью, выросшей на мне за ночь, что даже не подумал о своём члене, о котором никогда раньше ни на минуту не забывал. Я сосредоточился на ощущениях внизу живота. Достаточно было просто поднять одеяло и посмотреть, но почему-то мне стало как-то страшно. Попытавшись отвлечься от пекущего ощущения в груди, я попытался понять, что не так с моим пахом. Ну да, нет эрекции! Кроме того, мне показалось, что я сижу на мокром. Это уже что-то новое, недержанием я не страдал никогда, даже после особенно сильных попоек.

Мне так и не хватило храбрости поднять одеяло. Всё так же держась за одну грудь рукой, как утопающий, который хватается за соломинку, я просунул другую вниз. Не успел я поразиться мягкости моего лобка, как мои пальцы дотронулись до чего-то влажного и тёплого. Я немедленно выдернул руку и понюхал пальцы. Они пахли терпко, но невероятно притягательно. Это был не мой запах, это был зовущий запах женщины. Я не мог перестать вдыхать этот аромат. Ногами я откинул мешающее одеяло в сторону и в зеркале увидел, что между ног у меня розовела милая вагина, какая бывает у сочных молоденьких первокурсниц. Половые губки были призывно раскрыты, в самом низу я увидел крохотную дырочку, приоткрывающую вход в пещерку. Всё в ней было аккуратным, но очень женственным, возбуждающим. Набухшие губы, клитор, выглядывающий из-под них, капельки смазки на коже и одна, сползающая вниз, к сомкнутой дырочке попы. Подо мной действительно была лужица, простыня намокла. Ну ещё бы: я смотрел на себя, как на сексапильную красотку, и возбуждался по-настоящему!

В этот момент мне было уже плевать на свою внезапную мутацию, я хотел дотронуться до этой киски, меня прямо трясло от этого желания. И я дотронулся до неё. Сначала я хотел сделать это нежно, но после первого касания эта мокрая штучка прямо вспыхнула. Мне захотелось потереть её сильнее, что я тут же и сделал. Я накрыл киску всей ладонью и начал водить её вверх-вниз, как будто мыл. Это было просто невероятно. Между ног одновременно работала маленькая электростанция, пробивающая всё тело разрядами, и водокачка, из которой всё текло и текло. Рука скользила легко, а пальцы, хотя в тот момент мои пальцы можно было назвать пальчиками, настолько тонкими и ловкими они стали, удобно ложились поверх киски: один в ложбинку между губок, четыре других по бокам, лаская нежную кожу промежности. Средний палец, кстати, так и норовил провалиться в дырочку вагины, приветливо раскрывающуюся каждый раз, когда я подводила палец к ней.

Наслаждения нарастало, клитор под ладошкой раскалился докрасна, но мне уже хотелось большего. Я привалился к подушке так, чтобы полулёжа видеть себя в зеркале. Бёдра мои непроизвольно раскрылись, казалось, чтобы их свести, понадобилось бы немалое усилие. А пещерка стала чуть больше, ещё приветливее раскрываясь навстречу пальчикам. Я убрал руку и увидел, что смазки стало ещё больше, кое-где я взбил её движениями руки в лёгкую белую пенку. А из дырочки всё тянулась тоненькая тягучая струйка смазки. Я уже дышал как заведённый, никак не мог успокоить дыхание. Закусив губу, я снова пропустил вниз руку и всё-таки дал своему среднему пальцу проскользнуть внутрь. Удовольствие? Нет, это было счастье! Я даже вскрикнул от наслаждения, заметив, что и голос мой изменился, стал грудным, густым, но женским. Этот крик был жутко сексуальным, и я позволил себе, вслед за продвигающимся внутрь меня пальцем, застонать громко и протяжно.

Киска была скользкой от смазки, но палец внутрь всё равно входил с трудом. Я ощущал давление на него, чувствовал, как мои мышцы, хоть и были расслаблены полностью, как бы выталкивают палец. Но я упорно засовывал его до тех пор, пока не увидел в зеркало, что он вошёл полностью до самой ладони. Я остановился и пошевелил им. Получалось плохо, внутри было слишком узко, но судя по ощущениям, там что-то взорвалось, у меня даже слёзы из глаз полились от удовольствия. Но этого было мало. Я вытащил палец из киски, поднёс руку к лицу. Она пахла одуряюще, и я не сдержался, лизнул его. Странный вкус, но хотелось попробовать ещё. Я втянул в рот сразу три пальца и обсосал их с причмокиванием. Как-будто в меня кто-то вселился, я раньше и куни то делать не особенно любил, но сейчас этот вкус был для меня самым сладким. Хорошенько вылизав пальцы, я снова поторопился накрыть киску. Теперь попытался вставить сразу два пальцы. Сначала всё получилось, но дойдя до половины, пальцы пошли туже. Я даже почувствовал лёгкую боль. И всё же страсть была сильнее, я нажал, застонал, дёрнулся, но пальцы всё же вошли. Я облегчённо выдохнул. Несколько секунд я не двигался, ощущая заполненность внутри себя. Как я жил без этого раньше? Как можно было вообще существовать без этого ощущения полноты?

Сначала медленно, затем всё быстрее, теряя над собой контроль, я начал дрочить. Сначала было слегка больно, когда пальцы заходили слишком глубоко, но потом я ощущал только тёпло, разливающееся по всему телу от каждой фрикции. Это были просто космические ощущения, я смотрел в зеркало и видел, как моё тело извивается против моей воли. Я с этим ничего поделать не мог, меня било в каком-то сладком припадке. И вновь, в какой-то момент я почувствовал, что мне и этого мало!

Продолжая ласкать себя, я осмотрел комнату. В ней царил настоящий холостяцкий бардак, но я точно знал, что ищу. Искомое нашлось на тумбочке у кровати: расчёска с круглой шероховатой ручкой. Я взял её, ощутил в руке приятную тяжесть. Не слишком ли велика она была? Ну уж точно меньше, чем мой член, а я им всё-таки перетрахал немало девушек, и ни одна не жаловалась на слишком большой размер. Значит и я справлюсь.

Дрожа от нетерпения я поднёс расчёску ко входу во влагалище. Теперь там была уже не маленькая дырочка, а отчётливый тёмный кружок с блестящими неровными краями. И всё-таки он был меньше, чем диаметр ручки. Я приставил её к пещерке. Меня трясло, как во время гриппа. Дышал я рвано, с хрипами. Мне дико хотелось ощутить внутри себя эту ручку, заполнить пустоту, оставленную моими пальцами. И я надавил, запустив расчёску внутрь на четверть длины рукоятки. Мне одновременно показалось, что она слишком холодная и большая, что её срочно нужно вынуть, но едва я вывел её наружу, как, совершенно не контролируя, снова ввёл, теперь ещё чуть глубже. Меня всего повело навстречу моей игрушке. Так моё тело никогда себя не вело. Остановиться теперь было совсем невозможно, я пытался засунуть в себя эту расчёску как можно глубже, но ручка не помещалась, оставались какие-то пять сантиметров, которые никак не желали входить. И эти пять сантиметров убивали меня, я чувствовал, что они мои личные враги, мне дико хотелось, чтобы расчёска оказалась во мне полностью, но она не влезала! Я пытался вбить её внутрь, наталкивался на какую-то преграду, стонал от боли, которая в то же время доставляла мне удовольствие, снова пытался.

И наконец, у меня это получилось: во время очередной фрикции я почувствовал, как половых губ коснулись острые щетинки расчёски. Теперь, когда глубже вставить было невозможно, я сосредоточился на скорости. Я отпустил расчёску, она так и осталась торчать наполовину из вагины, немного подвинулся набок, завёл руку из-за спины. Так двигать расчёской было гораздо удобнее, да и угол наклона поменялся, отчего головка ручки надавила на какую точку на внутренней стороне лобка, там, внутри. Я на мгновение замер, прислушиваясь к ощущениям, но моё тело не хотело останавливаться. Непроизвольно я задвигал тазом, расчёска заходила внутри, соскочив с той самой точки. Я снова начал вводить расчёску внутрь, пытаясь снова нащупать её. Поймав эту точку, я не стал останавливаться, а начал трахать себя расчёской так, чтобы при каждой фрикции задевать это местечко, доставляющее мне особенное удовольствие. Это было сделать нетрудно, даже несмотря на то, что моё тело выгибалось теперь дугой, а ноги дрожали от напряжения.

Не знаю, сколько я мастурбировал в такой позе, может пять минут, может пятнадцать. Я наслаждался абсолютно всем: трением шершавой ручки между гладких стенок вагины, прохладным ветерком, обдувавшим мою мокрую промежность, влажным хлюпаньем, с которым из меня выходила моя игрушка, терпким запахом, разливающимся в воздухе. На меня то накатывали волны, от которых я, кажется, терял сознание, то голова становилась вдруг совсем ясной, а тело лёгким.

Вдруг, в какой-то момент я почувствовал, что теперь теряю контроль не только за своим телом, но и за разумом. Я стонал, кричал, рычал, бормотал какую чушь про "свою мокрую писечку". Свою руку я чувствовать перестал, она затекла, заведённая за спину, расчёска ходила в моей киске как-будто сама. У меня перехватило дыхание, я даже испугался, и тут понял, что кончаю. Это было странно. Я пережил столько оргазмов в своей жизни, ярких и бешенных, но это было что-то новое. Как-будто я стал клеткой, пульсирующей в общем ритме сокращающегося вокруг меня тела. Во мне отдавалась пульсация стенок моей пещерки, каждая волна оргазма выворачивала меня наизнанку снова и снова. Это длилось, наверное, целую минуту. Как можно было считать оргазмом те короткие пять-шесть пульсаций, которые случаются у мужчин? Я умер и заново родился, а горячие липкие волны всё шли и шли, накатывали на меня с головой, а я мог только кричать, смотря в зеркало, как раскрываются и захлопываются губки моей киски, из которых выпала расчёска, выпущенная ослабевшей рукой. Из пещерки тонкой струйкой лилась смазка, клитор набух и пульсировал, даже колечко ануса выгибалось под напором рвущейся изнутри похоти.

Через минуту я только скулил от наслаждения, откинувшись на подушку. Я не мог оторвать глаз от своего отражения в зеркале. Оно было роскошным. Грудь слегка поплыла, теперь, когда она не была возбуждена, лепестки вагины раскрылись, рядом валялась блестящая от смазки расчёска. И я почувствовал... что снова начинаю возбуждаться. Так быстро! Не прошло и пары минут, в моей голове всё ещё была ватная пустота, а сосочки снова напряглись, пальцы сами потянулись вниз. Невероятно! Мало того, что я оказался в теле девушки, так она ещё и оказалась нимфоманкой!

Не знаю, откуда в моей закипающей голове взялась эта мысль, но я почему-то подумал о той девушке с вечеринки месячной давности. Как там я её записал в телефоне? Алёна Нимфоманка... Вот ведь совпадение. Я взял телефон, дрожащими пальцами нашёл её в записной книжке, нажал кнопку набора.

- Алло, - голос в трубке раздался мужской.

- Извините, а могу я услышать Алёну? - спросил я.

- Это я, - голос стал каким-то грустным.

- А почему голос мужской?

Последовала пауза.

- Я... простудилась... А кто это?

Теперь запнулся я.

- А это Макс, помнишь, месяц назад, на вечеринке?

- Макс?

- Не веришь мне?

- Верю. Я ведь тоже не простудилась...

- Ты тоже? Сегодня утром? - в моей голове появилась дикая догадка.

- Макс, - вместо ответа она умоляющим тоном попросила, - приезжай, Макс.

- Скоро буду, - сказал я, - диктуй адрес.

Теперь это утро казалось мне не таким странным, потому что день обещал быть ещё более удивительным. Я записал адрес, встал и отправился душ. Через час я буду у Алёны, которая проснулась этим утром в мужском теле. Бред. Но меня дико заводил этот бред.

Проголосуйте за рассказ

77
3
Рейтинг: 96%
Похожие рассказы
Виртуозная гимнастка
Поза наездницы у неё всегда имела множество вариантов
Виртуозная гимнастка

Есть у меня один приятель по имени Витя, Витёк. Он, как и все нормальные молодые мужики, очень любит менять баб. У него нет какой-то одной постоянной подруги, он стремится затащить в постель каждую, которая ему нравится. Но только есть у него одна особенность: он предпочитает заводить отношения со спортсменками. Такая причуда появилась после одного случая. Витек как-то ехал в поезде, и в числе соседей по вагону была одна привлекательная девушка. Он с ней познакомился, стал общаться.

Читать дальше
Изменщик: наказание за обман
- Эта поза называется «дорогая, я тебе изменил», - засмеялась Катя
Изменщик: наказание за обман

Я стояла у входной двери в прозрачном пеньюаре. Черное белье с красными кружевами аппетитно подчеркивало грудь третьего размера, плоский живот и длинные ноги с небольшой, но круглой попкой. Чулки, которые поддерживал специальный пояс, заканчивались лакированными туфлями на высоком каблуке. Мой парень скоро должен прийти домой. Послышался звук поворачивающегося ключа, входная дверь отворилась, и мой любимый увидел меня во всей красе. Он ненадолго замер на пороге, немного удивленный...

Читать дальше
Вечер с переодеванием
- Я... не девушка, я транс, любящий одеваться в женское, – сказал Виктор
Вечер с переодеванием

Саша с самого детства испытывала симпатию только к девушкам и ей никогда не нравились парни. Первый поцелуй с подругой произошел в 14 лет, а первый секс – в 17. Сама Александра была очень похожа на парня: небольшого роста, худенькая и без округлостей, с короткой стрижкой и практически без макияжа (лишь немного бальзама для губ и туши). Ей нравились женственные девушки, с длинными волосами, большими глазами и красивой фигуркой. Любимым местом девушки был лесбийский клуб «Розовая лагуна».

Читать дальше