вверх

07 марта 2016 года

Первая страсть бывает и с близкой подругой

Первая страсть бывает и с близкой подругой

Сложно адаптироваться в новой обстановке и в новом обществе, я думаю у всех возникала такая проблема, а если не у всех то точно у многих. В моём случае это адаптация в институте, которую мне помогла пережить новая подруга. Мы с ней были очень похожи в плане характера, характера отношения остальных к нам. Тут я постараюсь пояснить, что я имею в виду, чтобы стало ясно, почему мы подружились.

Я-то и в школе не была популярной, одевалась не броско, особой красотой не выделялась, училась нормально, не гуляла на дискотеках, во всяком случае, часто. Не могу сказать, что я была изгоем, нет, просто серой массой, которую мало кто замечает, проходя мимо по коридору. Мне хотелось поступить в институт, чтобы там быть другой, но как я могла стать другой там, если внутри оставалось такой же, как и в школе. Всё возможно стало бы ещё хуже, чем в школе, если бы не знакомство с Олей, она была такой же серой, как и я, что внешне что внутренне. Мы даже при первой встрече стали рядом, словно чувствуя, внутреннее состояние друг друга. Так мы и познакомились, от общего для нас обеих состояния одиночества в толпе однокурсников. С первых дней мы стали ходить вместе, учиться вместе и вообще делать всё вместе, это была толи дружба, то ли союз против остальных более успешных, популярных, богатых и красивых. Нас обидеть поодиночке было легко, а когда мы вместе сложно, поскольку мы поддерживали друг друга. Кроме дружеской стороны нашего общения появилась ещё и другая, которая всё и испортила, но она должна была появиться. Мы обе не пользовались успехом у парней, то есть совсем, хотя сейчас мне кажется, это была всецело наша вина, а не парней. Вроде внешне симпатичные девушки, маленького роста, но красиво сложенные, одевались мрачно, тускло, и всячески скрывали дары природы под одеждой, на любое внимание отвечали колкостью и принимали его в штыки. Сами подумайте, кто же захотел бы с нами встречаться? Естественно, что у двадцатилетних девушек вовсю бушуют гормоны, хочется романтики, чувств и наконец, просто само тело хотело секса, а его не было у нас. Вот это нас и подвело, точнее в большей степени Олю, а не меня.

Спустя почти три года дружбы всё и началось. Я помню, мы сидели у меня дома, к слову надо сказать, что учились мы в своём городе и жили с родителями, что ещё больше отделяло нас от общества остальных студентов. Оля включила фильм на компьютере и стала перематывать его, ища какой-то момент, который она мне хотела показать.

- Вот смотри, видишь на главной героине пеньюар? – спросила она.

- Да, - ответила я, подойдя к компьютеру.

- Нравиться тебе? – спросила она.

- Да, прикольный такой, - сказала я.

Он был действительно красивый кружевной на маленьких узких лямках, но меня он как-то не впечатлил, однако, чтобы не расстраивать Олю я решила сказать, что он здорово выглядит.

- Ай, не понимаешь ты, мне он нравиться и я его сшила, хочешь, кстати, покажу тебе завтра? – спросила она.

- Давай, - ответила я.

- Тогда после занятий ко мне пойдём, я и для тебя тоже кое-что на подобии сделать хочу, - сказала она.

В её голосе было воодушевление и радость, я знала, что Оля пытается шить, и некоторые вещи у неё неплохо стали получаться в последнее время, но вот только зачем ей пеньюар? Она насколько я знаю, спит в старой пижаме с зайчиками, впрочем, я сама сплю в домашних штанах и майке, если холодно. А тут пеньюар, зачем он ей, если его всё равно никто не увидит. Думать больше об этом я не стала, ведь всё равно его увижу завтра.

Следующий день прошёл на редкость быстро, даже неожиданно. Просто холодная январская погода сменилась снегопадом и морозным ветром, так что едва закончилась вторая пара, нас отпустили домой, что делали редко, но в тот день по-другому нельзя было из-за штормового предупреждения. Как и договаривались мы с Олей поехали к ней, она жила далеко от меня и пришлось идти от метро ещё с полчаса, так как автобусы не ходили. Мы обе замёрзли, так что сразу по приходу домой, Оля побежала готовить горячий кофе.

- Проходи в мою комнату, я сейчас горяченького нам сделаю, быстро согреемся, - сказала она.

- А может сегодня кофейку с коньячком? – спросила она, спустя несколько секунд.

- Ты что у мамы его спёрла? – спросила я.

- Нет, купила на прошлой неделе, когда у меня депрессия была, помнишь? – спросила она.

- Помню, тебя два дня не было видно. Так ты что его не выпила? – засмеялась я.

- Выпила, одну бутылку, а вторая осталась, не справилась я с ней, уснула, - раздался голос и смех Оли с кухни.

Она часто в последнее время впадала в депрессию, но причину мне не объясняла. Мне даже показалось, что она в кого-то влюбилась. «Точно влюбилась, безответно, а как иначе с нашим то обликом, вот тебе и депрессия, коньяк, а теперь пеньюар, который она себе, зачем то сшила и хотела мне показать. Бедная!» - задумалась я. На самом деле всё было похоже на то, и мне хотелось её поддержать, как всегда делала она, когда мне было плохо. Я твёрдо решила её радовать и даже если мне что-то не понравиться, скажем в крое того что она сшила, я буду её хвалить.

Пока я думала, Оля показалась с подносом в комнате, она поставила его на прикроватный столик, на котором валялись её ручки тетрадка и книга, обёрнутая в белую бумагу без надписей. На подносе стояли две крупных чашки кофе и пара рюмок.

- Ща, я ещё коньяк достану, - сказала Оля и тут же полезла под кровать, где у неё стоял чемодан со старой обувью.

- Ты его так далеко спрятала, от мамы что ли? – спросила я.

- Ага, она по-моему пытается рыться у меня в вещах, особенно после того как заметила стойкий запах перегара утром, но в сапог она не додумалась залезть, - засмеялась в конце фразы Оля.

Оля достала почти полную бутылку коньяка, хотя и открытую. Присев на стул напротив кровати, где сидела я, она быстренько налила по полной рюмке.

- Зачем так много то? – спросила я.

- Чтобы быстро согреться, сейчас кофе коньяк и горячая батарея приведут нас в чувство, и не простынем, - сказал она.

Я спорить не стала, на самом деле после такого холода можно было и слечь с простудой.

- За здоровье, или как там говорят, - произнесла тост Оля с улыбкой.

Мы выпили одним махом и обе кинулись запивать горький вкус сладким кофе, который мы обе любили.

Первые две рюмки, которые мы спешно выпили полными произвели нужный эффект стало сразу же жарко и я сняла свою кофту оставшись в своей любимой хлопковой майке, а Оля разделась до футболки и колготок, что сделало её вид смешным, но я сдержала смех, помня о своём обещании себе.

- Из-за чего у тебя депрессия была? – поинтересовалась я.

- Да, так, потом расскажу тебе, - ответила она, отведя взгляд.

- Нет уж, говори! – настаивала я.

- Не буду, - вновь отвела взгляд Оля.

- Ты влюбилась, что ли в кого-то, скажи честно, я пойму всё и помогу, - уговаривала её я.

- Нет, не надо, если даже ты права, я не хочу об этом говорить, во всяком случае, пока, - отказалась она от разговора.

Настаивать я больше не стала, решив не мучать её, видя, что от этого разговора у неё портиться настроение.

- Давай, тогда ещё немного выпьем, - предложила я.

- Давай, а потом я покажу тебе, что я сшила, - сказал Оля.

Едва мы выпили, как Оля сразу побежала в другую комнату, а потом вернулась с двумя пеньюарами, один чёрный, как в том фильме и один красный, который был похожего кроя, но более узкий.

- Ну как тебе? – спросила Оля, показывая мне свои труды с широкой улыбкой.

- Красиво! – ответила я.

- Красный это для тебя, а чёрный я себе сшила, - сказала она.

- Спасибо! – ответила я.

- Только так не видно всё, надо мерять, чтобы понять, как сидит. На, примерь, - сказала она и протянула мне красный пеньюар.

- А где можно примерить? – спросила я.

- Тут, вместе сейчас примерим, - ответила Оля.

Мы раньше переодевались друг при друге, но тут надо было снимать лифчик и я, честно сказать, стеснялась немного.

- Ты что стесняешься? – спросила Оля.

- Нет, но как-то… В общем да, есть немного, - ответила я.

- Ладно, давай я в комнате мамы переоденусь, а ты тут, - сказала Оля.

Когда она вышла, я начала раздеваться. Оставив на себе только трусики, я надела обновку, она села на меня отлично, ровно по фигуре, только немного уровень груди был занижен, от чего мои маленькие грудки, то и дело пытались выбраться из-под ткани и показать свои светло розовые сосочки. Поправив уровень декольте, я встала у кровати и позвала Олю и та пришла сразу же.

- Ух ты, какая красота, кажется, я угадала с размером, - сказала Оля.

- Да, всё село как надо на мне, - сказала я.

- А на мне как сидит? – спросила Оля.

Я подняла взгляд на неё, перестав осматривать свой наряд. Олин пеньюар был куда откровеннее моего, а учитывая её формы, вообще. От удивления я даже замерла, мой взгляд прикован был к её шикарной грудке, которая была донельзя открыта. Третий полный, а может и больше размер Оли был почти открыт только одним декольте, её тёмные ореолы сосков и сами соски были отчётливо видны сквозь прозрачный гипюр, который она провела по всему уровню груди, только узкие лямочки держали весь пеньюар, чтобы он не свалился с ней под весом её грудей.

- Ну, что молчишь? Как тебе? – переспросила Оля.

- Очень круто! – сказала я.

- Как-то не уверенно ты говоришь. Наверно, ужасно получилось, – сказала она.

- Нет, всё здорово. Просто мне кажется уж слишком оно откровенное, - ответила я.

- Где? – спросила Оля.

- Грудь, она же почти открыта полностью, - ответила я.

- Да ну, разве это не красиво? Тебе что моя грудь не нравиться? – спросила она.

Мне не хотелось обижать Олю, да и честно сказать её грудь мне в тот момент жутко понравилась, даже слишком, что немного пугало.

- Нравиться мне всё, но ты ни куда не наденешь такую «ночнушку», только для себя и всё, - сказала я.

- Ну и ладно, для себя так для себя, ну или для тебя раз она тебе нравиться, - обрадовалась Оля.

- Ну, да, - улыбнулась я в ответ.

- Давай, дальше отдыхать, только не переодевайся, пусть это будет наша вечеринка в ночнушках для двоих, - пошутила Оля.

Я согласилась. Вообще всё как-то стало странно, Оля мне показалась впервые привлекательной, но не как подруга, а как сексуальный объект, я так определила своё состояние в тот момент. Никогда прежде, я не замечала какая она симпатичная девчонка, длинные чуть ниже плеч тёмные волосы, отлично сложённая фигурка. Несмотря на небольшой рост, у неё была и талия и попка округлая и грудь такая большая, при её росте вообще казалась огромной, да и губки такие пухленькие. Каким-то образом, я стала думать не о подруге Оле, а о привлекательной полуобнажённой девушке, которая сидела передо мной.

Мы продолжили выпивать, разговаривать, но вся атмосфера изменилась, я смотрела, не отрываясь, на грудь Оли, на её подол пеньюара, который поднимался вверх и доходил почти до самых трусиков, а потом я поймала взгляды и самой Оли. Она с не меньшим интересом или даже большим осматривала меня каким-то особенным и необычным взглядом. Между нами чувствовалась какая-то неведомая до этого сила, мне захотелось поцеловать Олю, как бы меня это не удивляло в тот момент, я искренне этого хотела, и в её взгляде читалось тоже. В этот момент мы обе замолчали и просто смотрели друг на друга.

- Ты такая красивая, - прервала тишину Оля. – Изящная, тонкая, милая и очаровательная, особенно в этом наряде.

- Оля ты чего? – спросила я.

- Я всегда хотела тебе сказать это, насколько ты мне нравишься и насколько ты красивая девушка, - продолжила она.

Я не понимала о чём она, но прервать её не хотела.

- Мне давно уже хочется быть не просто подругами, я… Ты мне очень нравишься, очень, я хочу тебя, - сказала она.

- Оля, ты что лесбиянка? – спросила я.

Вопрос был груб и не к месту, но сам по себе вырвался.

- Нет, вернее я не знаю. Прости меня, забудь, - сказала Оля.

Она в этот момент была растеряна, напугана и чуть не заплакала, поэтому я решила поправиться в ту же минуту.

- Извини меня, я не хотела тебя обидеть ни чем. Я просто не понимаю, что ты говоришь? – поправилась я и остановила слёзы Оли.

- Я хочу тебя, я хотела предложить тебе, если я тебе тоже нравлюсь, попробовать вместе заняться сексом, - сказала она.

- Ты мне нравишься, но я не знаю, хочу ли я пробовать, - сказала я.

- Хорошо, давай ты не будешь меня ласкать, я буду тебя ласкать только, я тебе больно не сделаю, я хочу сделать тебе приятно, - заговорила она.

- Оля, я не знаю, как поступить, - сказала я.

- Пожалуйста, позволь мне тебя целовать и гладить, тебе будет хорошо, - просила она.

Если честно сказать, в тот момент мне самой хотелось это попробовать, ведь Оля впервые показалась мне такой красивой и привлекательной, что я бы сама её поцеловала. После небольшой паузы, я решилась.

- Ладно, давай попробуем, только я не умею, - сказала я.

- Всё будет само собой, - улыбнулась Оля и обняла меня.

Оля была горячей и сквозь лёгкую ткань я почувствовала обжигающе прикосновение её больших грудок и торчащих сосков. Даже мурашки побежали по телу, которое в принципе было таким голодным, что даже невинные прикосновения воспринимало остро, а тут грудь моей лучшей подруги. После первых секунд объятий, Оля потянулась к моим губам за поцелуем и я ответила, не просто позволив себя поцеловать, а жарко вонзившись языком между её губок. Так пошло и так мокро мне захотелось ощутить её поцелуй, который принёс удовольствие и волну жара обеим. Мои руки сами легли на талию Оли, которая обнимая мою шею, всё сильнее прижимала меня к себе и всасывала мои губки. «Что я делаю? Я целуюсь со своей подругой, с девушкой. Так нельзя, это не нормально» - мелькали мысли. Оля всё сильнее и сильнее целовала меня, а её руки опустились вниз по моей шее и плечам, оставляя за собой след мурашек. «Ненормально, но как приятно, я хочу, чтобы она продолжала» - пошли новые мысли. Я опустила руки, убрав их от талии Оли, и стоя на коленках на кровати просто закрыв глаза, продолжала целовать её и ждать что будет дальше. Оля оторвалась от поцелуя и отстранилась немного назад, после чего сняла свой пеньюар, который скользнул вверх по её телу, застряв лишь немного на её груди. «О Боже она голая, совершенно голая! Как же это красиво!» - тут же подумала я при первом взгляде. Её груд теперь были полностью открыты и, не смотря на то, что они провисали под своим весом ниже, чем в пеньюаре, смотрелись куда соблазнительнее. А её лобочек, он был гладкий без единого волоска, я видела её слегка раскрытые губки и немного торчащий клитор, переходящий в гребешок её тёмных ажурных сомкнутых губочек. Я смотрела на это не долго, так как Оля вновь прижалась ко мне и продолжила меня целовать, но ощущение обнажённой Оли, прижавшейся ко мне, заставило меня не просто задрожать мелкой дрожью, а и засопеть от сбивчивого дыхания. Всё было жутко приятно и так же необычно, поэтому я продолжала стоять ровно и, не двигаясь, но Оля не давала мне скучать, она от губ медленно начала целовать мою шейку, а её руки тем временем поднялись по бёдрам и забрались под подол. Я ощутила её нежные пальцы на своих ягодицах, их сначала щекочущие осторожные прикосновения, а затем и более чувствительные вызвали во мне первый стон. Я даже сама не поняла, как и что, но я застонала.

Запрокинув голову, я отдавалась поцелуям от Оли, которые мягко проходили по моей шее, а её руки вскоре потянули мой пеньюар вверх, я только подняла руки вверх, а она сняла его с меня. Чувство удовольствия от стеснения, я стояла голой перед своей подругой и та смотрела на меня с аппетитом. Неожиданно это было приятно. «Не знаю, почему я так стеснялась перед ней раздеваться, ведь это чувство восхищённого полного желания взгляда так заводит», - задумалась я. Меня от мыслей тут же пробудил ещё один поцелуй Оли, которая обеими руками взялась за мои грудки. Они у меня были маленькими, так что Оля могла их полностью сжимать в своих руках. Губки опустилась вниз, теперь я почувствовала их обжигающее прикосновение на своих сосках. Оля нежно облизывала их сначала губами, а потом языком теребила, и это чувство вынуждало меня стонать снова, а когда её губки втягивала сосок в рот, а зубки слегка прикусывали, внизу живота всё сжималось и содрогалось.

От накатывающего тёплого чувства, мне самой захотелось попробовать большие груди Оли. Я впервые от начала подняла руки и обхватила ими обе груди. Про такой бюст парни говорят, что это реальные сладкие и большие сиськи, я решила в этом убедить. Они были мягкими на ощупь, кожа очень нежная, кроме сосков. И ореол, и сам сосок были грубыми и напряжёнными, к ним я и направилась первым делом. Сначала Оля не хотела отрывать от моей груди, но когда я кинула на неё просящий взгляд, она отступила. На вкус, я не могу сказать, какими они были, то ли сладковатыми, толи кокосовыми, а может, это было её молочко для тела, не знаю, но вкус мне их понравился. Я постаралась играть с её сосками и грудками так же как она только что играла с моими. Похоже, у меня это получалось, поскольку Оля тут же довольно простонала и начала гладить мои белокурые волосы своими пальцами. Я уже почувствовала вкус и нежность сисек подруги, теперь я хотела другого, чего сама от себя не ожидала, мне захотелось попробовать её кисю.

Если бы мне кто-то сказал, что я захочу лизнуть письку своей подруги, я бы его послала, но тут, мне этого хотелось в тот момент больше всего. Опускаясь от грудей вниз по животику Оли, я оттолкнула её назад, что бы она легла, и она это сделала, правда смотрела на меня, сколько нежно, столько и удивлённо растерянно. Я спускалась ниже, чуть ниже пупка я уже почувствовала влажный запах, который шёл из щёлки между ног Оли, он был мне знаком по моему запаху, но отчего-то был куда слаще и пьянящим меня в тот момент. Ждать я больше не могла, и быстро опустилась вниз. Раскрыв руками ноги Оли, я увидела её прелесть во всей красе. Тёмная раскрытая щёлочка в светлом соке смотрела на меня своим торчащим клитором и нежными цвета молочного шоколада губками. Я промедлила на любование только секунду и тут же опустилась к ней губами. Я поцеловала её прямо между губок, зарывшись и подбородком и носом. Тут же моё лицо окутал тёплый вязкий сок киски Оли, которая даже вскрикнула от моего стремительно рывка. Этот аромат ударил мне в ноздри, и я вдохнула его полной грудь, терпкий вкус с солоноватым послевкусием окончательно опьянил меня. Ринувшись языком вперёд и обнимая губами всю сочную ракушку, я лизала её, сглатывала её сок и хватала воздух губами. Ощущения мокрого и нежного лона Оли заставляло меня задыхаться. Это чувство было самым сильным во всей моей жизни о того момента, оно было новым незнакомым и от того так остро сверлило всё тело и уходило в промежность. Даже когда я мастурбировала иногда, мне никогда так не было приятно, как в тот момент, когда я слизывала очередную порцию сока с писюшки Оли. Я увлеклась настолько, что едва слышала стоны Оли, её вздрагивания ног и резкое сжатие бёдер во время моего очередного движения не отвлекали меня. Закрыв глаза, я продолжала теребить её губки языком, а когда он касался клитора, я жадно всасывала его себе в рот и, оттягивая немного, облизывала в глубине рта, чтобы потом снова пососать его. Что я творила я не осознавала, но мне хотелось всё это делать дальше. Щекочущие и даже пекущие ощущения у меня между ног стали сменяться сокращением мышц где-то в глубине. Это было похоже на приближение оргазма, как это бывало очень редко со мной во время самостоятельных игр в трусиках перед сном, но сейчас всё было острее, и при этом я ничего там себе рукой не делала, я лишь сжимала бёдра немного и всё. Источником этих чувств был между ног моей лучшей подруги, которая взяла меня за голову и начала прижимать к себе. Её бедра сжали меня между собой, мне стало совсем тяжело дышать, но остановиться я не хотела. Даже сквозь свой чудный сон кунилингуса я услышала высокий визг Оли, она забила своими руками по кровати, и, остановившись в какой-то момент, стянула простынь пальцами. «Она кончает!», - сказала у себя в голове. Я втянула в себя её клитор. Но он сжался вглубь, и в этот момент Оля просто запрыгала на кровати. Её тело так причудливо изворачивалось, что само по себе подпрыгивало и каталось.

Наблюдая за оргазмом Оли, я сама поднялась и, встав на колени, быстренько стащила свои трусики, кинув их на подушку. Распахнув ноги вовсю ширь, я прикоснулась к своей щели тремя пальцами и они словно нырнули в стакан чая, настолько мокро и горячо было. Я даже не держалась и, подняв пальцы к лицу, облизала их, я этого никогда не делала, а зря. Моя кися была тоже хороша и тоже вкусная, ещё одно сокращение прошло где-то в глубине влагалища. Снова опустив руку к своей мокрой писе, я прижала её несколькими пальцами и тут же мои колени двинулись на встречу. Мой голос погрубел и стон уже не был таким как в начале, я даже сама себе поразилась и остановилась, но потом вновь прижала свои маленькие светлые с короткими волосиками губки и клитор и вновь издала всё тот же грубоватый возглас, а по телу пробежала очередное блаженство. В этот момент на своих губах я почувствовала поцелуй, это была Оля, запыхавшаяся с растрёпанными волосами и с красными щеками. Она улыбалась широко и смотрела на меня толи благодарными, толи влюблёнными глазами, я не успела это понять. Она взяла меня за бёдра и сама опустилась вниз мне между ног. Когда я её губы обняли мою щёлку, я закричала что-то матом и видимо очень громко, поскольку даже Оля вздрогнула, но не остановилась. «Твою мать! Ай, господи, что это! Как же… Как же хорошо!» - стала кричать, а вернее хрипеть я в голос. «Боже, я сейчас кончу, я кончу, не останавливайся!» - продолжала я вопить. Дальше я уже слабо помню, что кричала и что говорила, однако помню, как моих сил в последний момент не хватило даже чтобы захрипеть, дыхание сжалось и кажется, остановилась. Звон в ушах, гул в голове и сильный жар, а потом удар, словно электрошоком и судорога. Я кончила! И кончила, так как никогда.

Что именно со мной происходило, я не помню, мне кажется, сознание покинуло меня на какое-то время, и я отключилась. Когда я смогла открыть глаза, моё тело всё ещё сводило в судорогах, я чувствовала, как на лице застыла улыбка, которую я ни как не могла убрать, и ещё я чувствовала, как текут слёзы по щекам. «Я сошла с ума!» - подумала я, мне даже стало страшно в какой-то момент, но я не могла справиться с собой и заставить тело подчиняться. Говорить о том, что было потом в тот день не чего, мы обе были в шоке, и обе глупо и беспричинно улыбались.

Где-то около полугода мы так проводили хотя бы один день в неделю, мы с Олей трахали друг друга, лизали и мастурбировали сначала только дома, а потом и в разных местах, там, где даже этого было нельзя делать. Это был бурный роман, без мысли, что мы лесбиянки, во всяком случае, я не считала себя лесбиянкой, но вот Оля. Короче говоря, Оля призналась мне в любви спустя пол года. Ответить взаимностью я не могла, я её любила только как подругу и сексуального партнёра, но как девушку. У меня не было истинной любви. Оля обиделась на меня и закрылась в себе, а мне пришлось уйти из института и сменить город, чтобы забыть об Оле её обиде и о прошлой срой жизни до неё. Теперь я другая, смелая, даже немного агрессивная девушка, у меня есть поклонники, я счастлива. Мне кажется, что именно те отношения с Олей сделали меня такой. Интересно было бы знать, что случилось с Олей после нашего разрыва.

Проголосуйте за рассказ

128
14
Рейтинг: 90%
Похожие рассказы
Моя первая и единственная проба лесби
Мне было лет девятнадцать или двадцать, я точно не помню. Произошло это на моем дне рождения
Моя первая и единственная проба лесби

Дойдя до среднего возраста, я начала задумываться о своей сексуальной. Недавно, во время дождливой погоды я сидела у окна и, попивая чай, думала о том, что у меня сейчас происходит. Мне тридцать лет, у меня есть муж, семья, я домохозяйка и этим довольна, но всё так скучно и однообразно – все одно и то же изо дня в день, порой выть хочется. Иногда мы вместе с мужем ходим куда-то типа ресторана или театра, но это бывает редко, да и потом, по законам жанра, должен быть чудесный секс, а он не чудесный - он обычный.

Читать дальше
Лесбийские шалости со старшей сестрой
- Твоя киска похожа на мою, только на вкус ты лучше! - сказала Вера и принялась за работу
Лесбийские шалости со старшей сестрой

Не так уж редко бывает, что у многих, вопреки общему запрету, возникает симпатия к сестре, это обычное дело. Точнее не совсем обычное, конечно, но весьма распространённое, однако это что касается парней, а вот в моём случае всё не совсем нормально, потому что я девушка. Вы будете удивлены, но я, воспитанная в очень приличной и набожной семье, всегда испытывала сексуальный интерес к родной сестре и не просто интерес. Эта история давненько давит на меня морально, и мне хочется рассказать о ней...

Читать дальше
Лесбийские шалости со старшей сестрой
- Твоя киска похожа на мою, только на вкус ты лучше! - сказала Вера и принялась за работу
Лесбийские шалости со старшей сестрой

Не так уж редко бывает, что у многих, вопреки общему запрету, возникает симпатия к сестре, это обычное дело. Точнее не совсем обычное, конечно, но весьма распространённое, однако это что касается парней, а вот в моём случае всё не совсем нормально, потому что я девушка. Вы будете удивлены, но я, воспитанная в очень приличной и набожной семье, всегда испытывала сексуальный интерес к родной сестре и не просто интерес. Эта история давненько давит на меня морально, и мне хочется рассказать о ней...

Читать дальше