вверх


Моя весёлая тётка

Моя весёлая тётка

Период полового созревания и взросления у каждого проходит по-своему. Моя история тоже имеет свои индивидуальные черты, некоторые из которых привнесла в мою жизнь моя тетка. Я до сих пор не знаю: то ли мне злиться на нее, то ли быть благодарным ей за то, что все так интересно получилось.

Когда мне было 14 лет, я уже много чего знал о близких отношениях между мужчинами и женщинами. Много, но не все. Кое-какие пробелы в сексуальном образовании и воспитании сыграли со мной разные шутки. Но в основном я знал все. Знал, что именно делать можно, чего нельзя, а что делать можно, но рискованно. Знал и то, что слишком рано в сексуальную связь вступать не стоит. Надо дождаться полноценного взросления организма, дотерпеть хотя бы лет до 17, а лучше до 18.

Когда мне было 16 лет, я побывал в пионерском лагере, где узнал про один весьма оригинальный способ снятия сексуального напряжения. Оказывается, это можно самому делать, рукой. Пацаны в нашей палате ради прикола заставляли одного делать это у всех на виду. Ставили стул посередине палаты, тот пацан садился на него и начинал рукой «работать» со своим органом. Всем остальным почему-то было весело за всем этим наблюдать. Все смотрели на это зрелище с горящими глазами, а когда пацан начинал дергаться в конвульсиях и брызгать фонтаном впереди себя, то все громко кричали и аплодировали, как будто пацан этот гол забил.

А когда мне исполнилось-таки 18, я почувствовал, что мой организм тоже требует близости с женщиной, причем сильно требует. И при этом я понимал, что пока нельзя этого делать, да и не с кем – какая ж девчонка в таком возрасте согласится? И я тоже решил попробовать сделать это самостоятельно, используя вместо женщины свою верную руку. Мне это понравилось, и я стал делать это регулярно.

И как-то раз к нам в гости приехала моя тетка, младшая сестра отца. Она почему-то была еще не замужем. Она была очень веселая, постоянно шутила, смеялась, постоянно всех подкалывала. Я уже не помню, зачем она приезжала и как долго собиралась у нас погостить. Но как-то раз так получилось, что мы с ней на какое-то время остались дома одни – отец куда-то уехал, а мать ушла куда-то ненадолго. Тетка смотрела телевизор, а я ушел в ванную. Включил воду, и пока вода набиралась в ванну, я занялся своим привычным уже занятием. Закрыв глаза, я энергично двигал рукой, мысленно представляя себе, как занимаюсь сексом с очень красивой девчонкой.

И вдруг я услышал за спиной, как дверь открылась. Я оглянулся – это тетка вошла. Почему-то я забыл закрыть дверь! И из-за шума льющейся воды я не услышал шагов в коридоре. А тетке зачем-то понадобилось зайти в ванную именно в этот момент. В общем, застала она меня за этим интересным занятием. Увидев меня с моим органом в руке, она как стала ржать! Так начала смеяться, как, наверно, люди даже в цирке не смеются. Я растерялся, так и стою – держа своего «друга» в руке и удивленно глядя на тетку. А тетка смеялась, смеялась, потом через смех говорит:

- Дорогой ты мой, зачем же на самого себя столько сил тратить?

И пока я пытался что-то сообразить, она вдруг повалила меня на пол прямо в ванной, задрала свое платье и села на меня сверху. И стала прыгать вверх-вниз, продолжая при этом хохотать. Я хотел ее скинуть, но она сидела очень твердо, тяжело прижимая меня к полу. Пока я пытался придумать, как бы выкрутиться из ситуации, я вдруг почувствовал, что приближаюсь к концу. Естественно, я перестал сопротивляться. Через пару секунд я пришел в экстаз, сильно выстрелив внутрь моей тетки. И хоть я почувствовал тогда, что с живой женщиной ощущения все-таки намного лучше, чем с рукой, все равно мне все это сильно не понравилось. А тетка слезла с меня медленно, продолжая при этом хихикать и пристально глядя в глаза, потом спрашивает:

- Ну что, так тебе больше нравится? Хочешь еще?

- Нет, - ответил я и стал подниматься.

- Нет? – она так удивилась. И вдруг опустилась на колени и хотела еще и языком полизать. Мне это совсем не понравилось, я оттолкнул ее и ушел из ванной.

«Вот дура!» - думал я про себя. Несмотря на то, что я получил полноценное физическое удовольствие, в целом от всего произошедшего я был не в восторге. Во-первых, я совершенно иначе представлял себе свой первый раз. Не в ванной на полу, спонтанно, а нормально, как у всех приличных людей. Во-вторых, хоть тетка моя была еще молодой, ей было около тридцати пяти лет, мне она казалась слишком старой. Она была довольно красивой, но все равно не так хороша, как девчонки в моих мечтах. Ну и, наконец, мне было совершенно непонятно, как она могла вообще вступить в сексуальную связь со своим племянником. Короче говоря, я затаил обиду на нее.

Я хотел рассказать об этом отцу, но потом решил, что отцу рассказывать не стоит, а рассказал его брату, своему дядьке. Дядька сильно разозлился, стал сильно на нее ругаться. Потом говорит мне:

- Уйди куда-нибудь на полчаса, я с ней по-свойски поговорю.

Я радостный убежал. Я думал, что дядька сейчас отругает ее так, что она пожалеет, что на свет родилась. И мне очень хотелось все это услышать. Поэтому я через пять минут вернулся, тихо открыл дверь своим ключом и тихо вошел в квартиру. То, что я увидел, повергло меня в полный шок: дядька с теткой занимались сексом. Причем делали это так, что было понятно, что это у них не в первый раз.

Я долго потом не мог прийти в себя, все никак не мог понять, как такое возможно. Но потом друзья мне объяснили: ну что, бывает такое, «инцест» называется.

Потом тетка уехала, и несколько лет я ее не видел. За это время я успел набраться немало нормального опыта, много чего интересного узнал и много чему научился, со многими девушками и женщинами побывал в постели.

И как-то тетка снова приехала к нам. На этот раз она была уже замужем, и приехала вместе со своим мужем. Муж у нее был грузин. Он был очень хороший мужик, он мне сильно понравился. У него было много денег, он привез нам всем много подарков. Но, как и все кавказцы, он был очень горячий, темпераментный, и сильно ревнивый. Жену свою он ни на шаг от себя не отпускал. Он постоянно боялся одну ее на улицу выпустить или одну дома оставить. Оно и понятно – жена-то была в этом деле ненадежная, склонная к легкому поведению. Он или знал это, или догадывался. И как-то раз ему надо было куда-то уехать по своим делам, а ее он оставил дома. А поскольку он ей не доверял, то он попросил меня, чтобы я тоже весь день был дома и следил за ней, как бы она куда-нибудь не ушла. Во мне-то он был уверен, ему и в голову не могло прийти, что между племянником и теткой что-то может быть.

- Не волнуйся, геноцвале, все будет нормально! – заверил я его. – Прослежу за ней самым строгим образом!

А на самом деле, конечно, у меня были совсем другие планы. И когда он уехал, мы остались с теткой одни. Я говорю ей:

- Ну что, тетушка, давай?

- Чего давай? – она прикинулась, будто не поняла, о чем я.

А я ей спокойно говорю:

- Раздевайся, сделаем то, чего в прошлый раз не доделали.

И сам стал раздеваться. А она сначала начала что-то говорить там, типа «ты с ума сошел, если муж узнает - нам обоим не жить», и все такое. Но я даже не стал ее уговаривать, а просто молча стал ее раздевать. Она немного сопротивлялась, но потом согласилась. «Извини, геноцвале, но я должен отомстить ей!» - мысленно обратился я к мужу тетки, пристраиваясь к самой тетке сзади. И хотя мести как таковой в этом не было, просто мне хотелось сделать с ней все, что можно, и сделать это тогда, когда она уже замужем. Очень мне хотелось, чтобы она изменила мужу. И даже больше – мне хотелось, что он все узнал. Я даже, пока делал свое дело, подумал, что, может, сам расскажу ему все. Почему-то я был уверен, что мне он ничего не сделает, а ее прибьет.

Муж ее, оставив ее на меня, «доверил козлу капусту». Он не знал, конечно, некоторых тайн нашей семьи, которых я сам раньше не знал. Лишь незадолго до этого мне стало известно, что моя тетка, оказывается, была приемной дочерью у моих бабушки и дедушки, поэтому она не была нам кровной родственницей. Поэтому она спокойно могла вступать в сексуальную связь и с племянником, и со своим сводным братом, инцеста тут не было. Но я все равно таил на нее сильную обиду за то, что она сама не рассказала мне об этом с самого начала. Могла бы и рассказать, чтобы я не переживал.

Да и все ее отношение к жизни, ее легкое поведение, ее ветреность сильно меня раздражали. Поэтому мне хотелось как-то немного досадить ей. И я, наклонив ее, со всей силы делал свое дело. Но ей, стерве, это сильно нравилось. Она громко стонала и повторяла:

- Сильнее! Еще сильнее!

Я проделал с ней все, все виды секса. А когда я, сделав это раза четыре, окончательно выдохся, она говорит так обиженно:

- И это все? А че так мало?

- Не выпендривайся, - спокойно ответил я ей. – Хочешь, друзей своих приведу, они тебя еще много раз сделают?

- Зачем мне друзья, - ответила она, - я хочу с тобой. Но ты, оказывается, так мало можешь! Придется мне самой себя удовлетворять.

И стала заниматься самоудовлетворением.

«Вот дура!» - снова подумал я и ушел на улицу.

Когда я вернулся часа через два, то, поднимаясь по лестнице, я услышал в квартире страшный крик ее мужа, который громко матерился и поминал нас всех нехорошими словами. Когда я вошел в квартиру, он накинулся на меня с матюгами:

- Попросил же тебя присмотреть за ней!

Черт, а я и забыл, что мне нельзя было никуда выходить! И неужели она кого-то все-таки привела? И вслух я спросил:

- А что такое?

Оказывается, когда я ушел, я забыл закрыть дверь. А муж ее, вернувшись, вошел в квартиру и увидел свою жену, лежащую голую на полу с закрытыми глазами и доставляющую себе удовольствие рукой.

- Ну и что? – удивился я.

- Как что?! – злился муж. – Видишь, ее нельзя одну оставлять, все равно ее на это дело потянет!

- Так она не с мужиком же! – ответил я. – Наоборот, радуйся, что она тебе верность хранит! Ей очень хочется, но она, даже оставшись одна, не стала никого искать, а сама себя рукой удовлетворяет.

- Это да, - согласился муж. – Она же знает, что, если что, ей не поздоровится, поэтому боится.

- Ну да, - сказал я, весело глядя ему в глаза. – Поэтому что ты волнуешься? Она тебе верна!

Муж на этом успокоился, и больше сцен ревности не устраивал. Я на этом тоже успокоился. Почему-то мне больше не хотелось припоминать тетке ту старую обиду. Может, так оно и к лучшему.

Проголосуйте за рассказ

306
192
Рейтинг: 61%
Похожие рассказы
Сексуальное перевоплощение сестры Оксаны
Сестра меня удивила до мозга костей, но я понимал, что это ещё не предел
Сексуальное перевоплощение сестры Оксаны

Вот сколько говорят про современные нравы, что они проникли во все сферы жизни, молодёжь стала распушенной пошлой и развратной, и нет больше приличных девушек, которые были не испорчены к годам совершеннолетия. Отчасти конечно они правы, я сам считал, что в наши времена не осталось больше ничего порядочного, в том числе и девушек, но каково моё было удивление узнать, что я не прав. Но я забегаю вперёд, пожалуй, надо быть не таким торопливым и поделиться историей целиком.

Читать дальше
Уик-энд с тёщей
- Ты не жилец, - спокойно сказал она и снова покорно встала в удобную для него позу
Уик-энд с тёщей

Один мой друг по имени Петя как-то попросил помочь ему решить одну деликатную проблему. При этом он не уточнил, какую именно проблему. Просто попросил помочь. Я отказываться не стал, согласился. Неизвестность меня не только не испугала, а наоборот – заинтриговала. Стало интересно, что же там за деликатная проблема такая, что он сам решить ее не может. Петя сказал, что я должен буду в назначенный день поехать с ними на дачу. «С ними» - это вместе с его женой, тещей, ребенком и тестем.

Читать дальше
Математика с сестренкой
Моя девочка уже перестала ломать комедию и старалась, чтобы я быстрее кончил и отвалил
Математика с сестренкой

Я - молодой и спортивный брюнет 21-ого года. Я учусь в ВУЗе, но ненавижу его и быстрее хочу пойти работать, свалить, подальше от родителей и своей дуры-сестры. Никогда ничего не учил, но математика давалась мне очень легко. Те, кто ее не понимает для меня просто тупые олени. Я хамло, но по-другому общаться не умею и не хочу. Живу с родителями и младшей сестрой Катей. Сестре стукнуло 18 лет, но она выглядит старше. Пытается выпендриваться перед ровесниками, и у нее это получается...

Читать дальше