вверх

30 августа 2014 года

Деревянный член, или приключения Буратино

Приключение Первое: Подарок Джузеппине.

Деревянный член или приключения Буратино Джузеппина, молодая жена столяра, снова была недовольна:

- Зачем мне муж, у которого не стоит? Я молода и красива, меня с радостью возьмёт замуж любой мужчина в этом городе!

Её муж Карло ничего не отвечал. Конечно, можно было бы послать всё к чертям и доживать свой век в домике на берегу Средиземного моря одному, но что скажут соседи? Нет, молодая жена в преклонном возрасте - это не только тёплая постель и вкусный обед, но и радость для глаз. Поэтому Карло сосредоточенно и усердно строгал липовую чурку.

- Ты даже ответить мне ничего не хочешь? Я обвинила тебя в том, что ты не мужчина и пригрозила уйти! - не унималась Джузеппина. Она показала пальцем на полку во всю стену, уставленную деревянными фаллоимитаторами разных цветов и размеров. - Ты думаешь, они могут заменить мне крепкий горячий член?

- Успокойся, женщина. Если ты не можешь приструнить свою бешеную вагину, то хотя бы прикрой рот. Если старый папа Карло не может найти выход из ситуации, он уходит обратно через вход.

Джузеппина хотела ответить резко, но вгляделась в полено в руках мужа, которое под стамеской превращалось в деревянную куклу и сменила тон.

- Что это ты делаешь? - спросила она уже мягче, зная, что если Карло сказал, что всё будет в порядке, и взял в руки плотницкий инструмент, значит, он делает что-то особенное. - Если это ещё один самотык...

- Я сделаю тебе подарок, куклу, деревянного паренька, который будет удовлетворять тебя так часто, как ты сама захочешь. Это будет вершина моего творчества, пик столярной мысли.

Глаза Джузеппины загорелись. Она присела рядом с Карло, забыв о том, что ей нужно было готовить завтрак, и принялась давать советы.

- Лицо чуть уже... А глаза побольше... А теперь руки, пусть они будут порельефнее...

Когда Карло дошёл до самого главного, до того, ради чего и затевал свою работу, Джузеппина едва не запрыгала от нетерпения вокруг него.

- Сделай его побольше! - видя, как стружки срываются с деревянного пениса почти уже готовой куклы, она занервничала. Но Карло всё состругивал и состругивал с него лишнее. Джузеппина кусала губы, видя, как деревянный член становится всё меньше и меньше. Наконец Карло взял в руки наждачную бумагу и принялся шлифовать порядком уменьшившийся член.

- Но ведь он такой крошечный! В нём нет и десяти сантиметров длины! - возмутилась Джузеппина. - Как он сможет меня удовлетворить?

Едва она это произнесла, как на её глазах пенис куклы начал увеличиваться. Карло подумал было, что не стоило пить граппу на голодный желудок, но это ему не почудилось: деревянный пенис рос на глазах. Он уже увеличился вдвое и с каждым движением наждачки по стволу всё продолжал расти.

Нет, уж если его жена будет трахаться с куклой, то пусть её член будет хотя бы меньше, чем у самого Карло. Столяр взялся за рубанок и принялся строгать упрямый орган. Через пару минут деревянный пенис снова мог уместиться в руке, и Карло принялся шкурить его. Хватило пары десятков движений и член куклы возвратил себе свои здоровенные размеры.

- Слушай, старик, а может, ты отдашь наждачку этой милой тёлочке?

Звук шёл изо рта куклы. Папа Карло выронил наждачку. Он резко встал, отчего кукла свалилась с его колен. Подошёл к столу, налил себе ещё стакан граппы и залпом выпил.

- Ну, чего пялитесь? - сказала кукла, неуверенно вставая на дрожащие ноги. - Либо дайте, чем прикрыться, либо давайте уже займёмся тем, ради чего вы вытащили меня из поленницы.

У Джузеппины отвисла челюсть. Она пялилась на куклу и не могла поверить своим глазам. Ростом она была Джузеппине по грудь, довольно худа, но между ног у неё торчал внушительных размеров хер.

- Ты умеешь разговаривать? - спросил папа Карло куклу.

- Конечно. А ты знаешь, как уломать бабёнку на секс, не трепля языком? Вот и я не знаю. Поэтому приходится болтать, - тон у куклы был довольно наглый, но Карло терпеливо продолжил беседу.

- Как тебя зовут? - спросил он.

- Да хрен его знает, ты ведь только что выстругал меня! - возмутился деревянный человечек, - а хотя... Моего дедушку, который был письменным столом в одной конторе, звали Бюрократино, но это слишком официозно. Я буду Буратино, в его честь!

Он огляделся, смерив прищуренным взглядом стены дома папы Карло. Некоторое время смотрел на полку с деревянными фаллосами, потом вскинул приветственно руку:

- Привет, братишки, - после чего снова повернулся к папе Карло и Джузеппине. - А меня вы выстругали, как я понимаю, чтобы я удовлетворял ваши извращённые фантазии? Ну, чёрт с вами, давайте. Открою вам секрет: я сделан на радость людям!

- И что ты умеешь? - спросила пришедшая в себя после первого шока Джузеппина.

Буратино принял надменную позу:

- Всё, что умел когда-то мой создатель, - он посмотрел в сторону папы Карло, - а он тот ещё бабник, а также всё то, о чём ты, милочка, думала в тот момент, когда меня доводили шкурочкой до финальной кондиции.

Джузеппина покраснела от смущения и прикрыла щёки ладонями, но её глаза заблестели:

- И даже...

- Абсолютно всё! - перебил её Буратино.

Папа Карло налил себе ещё одну порцию напитка и уселся в кресло.

- Ни за что не поверю, чтобы какая-то деревяшка смогла перещеголять меня в сексе! Но посмотреть, как ты стараешься, не откажусь, - сказал он и отпил из стакана.

- Посмотрим! - принял вызов Буратино, а в сторону Джузеппины кинул, - раздевайся.

Просить её дважды не пришлось. Деревянный пенис всё так же вызывающе торчал, а секса у Джузеппины не было уже недели две.

- Ого, какие дойки! - восхитился Буратино. - Как раз такие мне и нравятся! И задница тоже ничего, на твёрдую пятёрку. Приседаешь? Конечно, приседаешь, наверное, ещё и бегаешь, фигурка просто улёт.

Он подошёл к ней поближе, приобнял за талию и просунул ладонь в её промежность.

- Такая горячая цыпочка, но для моего липового хуйца недостаточно мокрая. Раз уж мы в мастерской у столяра, так может и начнём со столярных утех?

С этими словами Буратино подмигнул папе Карло и подтолкнул Джузеппину к верстаку. Несмотря на то, что он был сухой и лёгкий, Буратино с лёгкостью приподнял её и положил перед собой. Её ноги он бесцеремонно поднял к её же груди, так что свежая и аппетитная промежность Джузеппины оказалась перед ним как на ладони. Буратино провёл по линии половой щели Джузеппины пальцем, будто делил вкусное пирожное пополам.

- Папа Карло, одну половинку мне, одну тебе, как тебе такая идея? - спросил он столяра.

- Пожалуй, я пока просто посмотрю, - ответил папа Карло, - свою любимую граппу я не закусываю.

- Как хочешь, - и палец Буратино скользнул ниже, к дырочке ануса Джузеппины.

Она обхватила свои ноги под коленями, подняла голову, чтобы лучше видеть, что он будет делать. И не пожалела, потому что зрелище того стоило. Буратино наклонился и лизнул её задницу. Несмотря на то, что он был сделан из чистого дерева, язык и губы его были мокрыми. Он поцеловал Джузеппину в самую дырочку, едва касаясь её кончиком языка, провёл несколько кругов между ягодицами, заставляя колечко сжиматься и разжиматься в предвкушении, а затем, видимо решив, что с него достаточно прелюдий, буквально впился в неё губами и языком. Его язык оказался гораздо сильнее мышц, стягивающих узенький вход в задницу. Он просунул его внутрь совсем чуть-чуть, но Джузеппине этого хватило, чтобы застонать.

Карло одобрительно хмыкнул, а Буратино покачал языком, разрабатывая дырочку, и стал ловко и быстро трахать её им. Джузеппина выпятила зад, подставив его под явно умелый язык Буратино, без всякого смущения, будто тут и не было её мужа, начала громко стонать. Ей нравилось, как Буратино, чтобы достать поглубже, раздвигает её ягодицы ладонями, как он скользит кончиком языка по колечку ануса, как он проскальзывает внутрь.

- А вот и весна пришла в нашу берёзовую рощу. Пора собирать сок, - сказал Буратино, оторвавшись на секунду от задницы Джузеппины.

Действительно, её щёлочка набухла и стала влажной. Буратино продолжил буравить языком её попку, но теперь он подключил ещё и пальцы. Он просунул сразу два пальца в её киску и начал двигать их внутри неё в такт движением языком. Джузеппина уже подвывала, как мартовская кошка. Пальцы у Буратино были жёсткими, но тёплыми. Они одновременно проникали в неё безо всякого сопротивления, как нечто деревянное, но в то же время двигались внутри неё как живые. И это сводило с ума.

- А подо мной, в лучшие годы, она бы уже пару раз кончила, - сказал как бы между делом Карло, попивая свою граппу.

- Что ты хочешь сказать, старик? - возмутился Буратино.

- Не знаю... - задумался Карло, глядя на извивающуюся Джузеппину. Буратино хоть и вынул язык из её мокрой и пульсирующей от похоти задней дырочки, пальцами продолжал работать как заведённый.

- Какой-то ты деревянный, - нашёл он наконец подходящие слова, - надеюсь, я тебя не обидел.

- Обидел? Да это комплимент для меня! - засмеялся Буратино. - Сейчас ты увидишь, что такое сила дерева!

С этими словами Буратино встал с колен и с чувством превосходства во взгляде вставил член в вагину Джузеппине. Она не ожидала такого напора. Добрых двадцать сантиметров, входящих в неразогретое нутро молоденькой женщины, заставили её закричать. Но свой крик она закончила фразой:

- Как же хорошо!

Член у Буратино был абсолютно ровный и толстый, как будто его выточили, не особенно заморачиваясь, на токарном станке. И действовал он им механически. Сразу нашёл оптимальную глубину и начал долбить Джузеппину. Единственное, что отличало его деревянный пенис от ручки для садовой лопатки, это венчающая его головка. Она была вырезана просто идеально, гладко ошкурена. Её край появлялся между мягких влажных булочек Джузеппины и нырял в дырочку между ними так быстро, что Карло только покачал головой. Буратино смял сиськи Джузеппины в своих ладонях, отчего она застонала ещё громче. Её голова моталась по столешнице из стороны в сторону, взгляд её потерял всякий смысл, она вся обмякла, позволяя насаживать себя так, как хотел Буратино.

- А теперь самое главное! - воскликнул Буратино с интонациями фокусника. - Дерево любит влагу, наша сучка уже мокрая, как лес в апреле, а что делает дерево, когда вокруг мокро? Правильно, оно растёт!

Карло подался вперёд, стараясь рассмотреть всё в подробностях. И действительно. Член Буратино увеличивался в объёмах. Он становился толще, головка с каждым разом раздвигала губы всё сильнее, а задницей он работал со всё увеличивающейся амплитудой. Через пару минут его член превратился из ветки в настоящий ствол. Его уже нельзя было обхватить ладонью, а длиной он стал сантиметров тридцать и всё продолжал расти.

Джузеппина, которой было ну очень хорошо, просто сходила с ума. Она хватала Буратино за руки, подвывала от наслаждения, манда её стала ярко-красного цвета от того, что деревянный член натёр её.

Конечно, Карло много чего повидал за свою жизнь, но такого... Буратино уже не помещался в дырке Джузеппины полностью. Он долбил её с такой мощью, что она каждый раз, когда он входил, вскрикивала и чуть-чуть двигалась по столешнице. Он упирался во что-то внутри неё, поэтому треть члена оставалась снаружи. А растянута она была до такой степени, что Карло стало за неё немного страшно. Но Джузеппине было хорошо. Её голова свесилась с верстака, отчего последние искорки разума исчезли из глаз. Теперь это была не женщина, а похотливое животное, рычащее, пытающееся царапать руки деревянного ёбаря, кричащее неразборчиво. Её расслабленное тело напряглось, спина округлилась. Джузеппина выгнулась, как будто хотела очень близко посмотреть, не начала ли её, хоть и растраханная порядком, но всё же не настолько опытная пизда трещать по швам.

Зная интересную особенность своей жены, Карло отодвинулся в сторону. И в следующий момент Джузеппина начала кончать, тонко и протяжно крича. Из растянутой вагины ударила сильная мутноватая струя, через секунду ещё одна и ещё. Джузеппина кончала так, как не каждый мужчина умел. Постель после неё всегда приходилось менять. А верстак впитает. Как и деревянный Буратино, который даже отшатнулся от неё сначала, но продолжал насовывать ей. Струи били куда попало, выделения стекали по деревянному телу, свисали даже с кончика носа. Сейчас он больше всего был похож на пенёк, стоящий под дождём.

Спустя шесть или семь струй всё было кончено. Джузеппина упала на верстак всем телом, тяжело дыша и постанывая от пробегающих по её телу судорог. Буратино взял её за подбородок, повернул к себе, отпустил и её голова снова свалилась набок. Хотя глаза её были открыты, Джузеппина была без сознания от наслаждения. Буратино показал Карло большой палец и начал медленно вытаскивать набухший от выделений член. Выходил он ещё туже, чем входил. Когда наконец показалась головка, раздался громкий чмокающий звук. Казалось, что раздроченная пизда сомкнулась со вздохом облегчения. Буратино отошёл от стола, но Джузеппина так и продолжала держать свои ноги, открывая на всеобщее обозрение промежность, с которой тягучими каплями стекал сок.

Абсолютно ровный ствол Буратино направил на грудь Джузеппины и принялся дрочить его шершавыми деревянными ладонями, вжав головку в сиську чуть ниже соска. Через несколько секунд из него брызнуло нечто, похожее на сперму, но в комнате явственно запахло лесом. Буратино как-то странно заскрипел, водя членом по мягкой груди Джузеппины. Будь то сперма или сок, тяжёлые капли стекали по её бокам, капали на пол, звонко шлёпаясь.

- А теперь мне бы на солнышко, сам понимаешь: обсохнуть бы, а то такую елду ни в какие штаны не спрячешь, - сказал Буратино, обращаясь к Карло. – Кстати, о штанах. Ты-то столяр, это я уже знаю, а она случаем не портниха? В паху у Буратино, на животе и на ногах, куда попали выделения Джузеппины, распускались зелёные листочки.

- Есть только старый носок, - папа Карло достал откуда-то из ящика красно-белый длинный гольф.

- Пойдёт, - сказал Буратино, натягивая на член носок, - технически я уже не голый.

Джузеппина томно застонала и села на верстаке.

- Карло, милый, я была неправа. Сейчас я приготовлю завтрак, приберусь в доме и сошью Буратино курточку и штаны.

- И дай мне секатор, - подал голос Буратино, осматривая распускающиеся побеги на своём теле.

***

За окном кто-то споткнувшись зашуршал и, прежде чем папа Карло успел подойти к окну, скрылся за углом, громко топая ногами.

Приключение Второе: Карабосса Барабосовна.

- Да-да, я не вру и не преувеличиваю! Деревянная кукла с вот таким... - шестёрка и стукач Шушера раздвинул в ширину руки, чтобы показать размеры, - ... вот таким хуищем!

Карабосса Барабосовна, владелица кукольного борделя, потёрла подбородок. Деревянная кукла... До этого в её публичном доме были только тряпичные, но они давно уже не удовлетворяли клиентов. Те говорили, что трахаться с такими, всё равно что иметь подушку или одеяло. А среди женского населения её бордель и вовсе не пользовался популярностью. Не хватало жёсткости кукольным матерчатым членам, как ты их не набивай ватой.

- Он должен работать у меня! - Карабосса приложила по столу кулаком.

***

Буратино вышел на улицу, чтобы подышать свежим воздухом и поискать приключений. Джузеппина сладко спала, оттраханная так, как её никогда ещё никто не трахал, а Карло надрался и уснул в своём кресле.

Он шёл по освещённым фонарями улочкам, искренне удивляясь, почему люди, видя его, удивлённо раскрывают глаза. Всё в нём было довольно обычно, вот только одежды у него всё ещё не было, только если не считать носка, надетого на член. Дамы закрывали глаза своим дочкам, мужчины хмурились, но Буратино было наплевать. Если сначала он шёл без цели, то очень скоро услышал музыку. Она шла из тёмного здания без вывески, у входа в который люди, женщины и мужчины, не толпились, а заходили быстро, оглядываясь через плечо.

Музыка была замечательной, и Буратино заспешил к зданию. Он толкнул было дверь, но вход ему преградил охранник.

- Куда прёшь? - спросил он, отталкивая деревянного парня. - Деньги у тебя где? В носке?

Буратино оценил размеры секьюрити. Если бы не розовый цвет кожи, его можно было бы принять за старшего брата Буратино. Казалось, что где-то сбоку у него есть дверца, открой которую и увидишь развешанную одежду.

- Чё пялишься? - охранник не дождался ответа и толкнул Буратино в грудь так сильно, что тот вылетел на улицу.

Кипя от злости, Буратино поднялся с мостовой. Как там говорил Карло? Что-то про входы и выходы, которые есть всегда. Он обошёл вокруг здания. Окна были довольно высоко, да к тому же зашторены плотными бордовыми занавесками. У одного из них стоял мусорный бак. Буратино убедился, что никто не подглядывает и полез вверх.

Он дотянулся до ближайшего подоконника и подтянулся. Сквозь маленькую щёлочку в портьерах он мог видеть кусочек кровати. На ней, широко раскинув в стороны ноги, лежала женщина. Слегка в теле, средних лет и, очевидно, большого достатка: яркая косметика, много украшений, хозяйский взгляд. Сверху на ней вяло двигался очень бледный худой паренёк, на котором из одежды была только длинная белая рубаха и белый же колпак. Судя по всему, женщине, лежавшей под ним, совсем не нравилось то, что он делает.

- Быстрее, тряпка! - подгоняла она его. - Будь жёстче!

Бледный парень попытался ускориться, но те мелкие фрикции, которые он производил, вряд ли могли бы кому-то доставить удовольствие. К тому же его вялый член то и дело выскальзывал из вагины клиентки.

- Да кто так трахает! - не выдержал Буратино. Он одним махом перелез через подоконник и оказался в комнате. Женщина ошалело смотрела на него, даже не прикрылась, так и продолжая лежать с открытой на обозрение промежностью, а тряпичный паренёк от испуга и вовсе свалился с кровати.

Буратино рывком снял с члена носок.

- Смотри и учись! - с этими словами он встал на кровать коленями, пристроился в промежности у женщины и вставил член, пока ещё небольшой, в её порядком влажную дырку. Она не сделала попыток помешать этому, даже наблюдала с каким-то живым интересом.

Буратино стал трахать её, сначала медленно, чтобы деревянный пенис пропитался хорошенько соками, затем наращивая темп. Член набухал стремительно, и женщина почувствовала это. Она приподняла колени повыше, глаза её потихоньку округлялись. Наконец, она застонала, причём стон был радостно-удивлённый.

Бледный парень так и стоял возле кровати, наблюдая, как ворвавшийся в окно деревянный гость удовлетворяет его клиентку. А Буратино, не снижая темпа, присосался к её груди, большой, вполне приличной, несмотря на возраст. Видимо, и на вкус она оказалась неплохой, потому что Буратино довольно замычал, не выпуская крупного соска изо рта.

На фоне её внушительных форм, Буратино смотрелся небольшим, даже когда он лежал сверху, можно было рассмотреть клиентку во всех подробностях. Но звуки, с которыми он вгонял свой ствол в её вагину, были громкими и звонкими, как пощёчины. Сюда примешивалось причмокивание Буратино, насасывающего яркие как черешни соски, женские стоны, становившиеся всё громче, и скрип. Что скрипело громче, кровать или деревянные суставы разошедшегося Буратино, понять было трудно.

Эти звуки услышали и рукоблуд Шушера, который как обычно прогуливался у закрытых дверей номеров и подглядывал за клиентами, и Карабосса, сидевшая в своём кабинете.

- Хозяйка! - Шушера был так взволнован, что даже забыл застегнуть ширинку. - Он там! Тот самый деревянный, с огромным членом!

Карабосса вскочила и побежала за Шушерой. Дойдя до номера, из-за двери которого раздавались исступлённые стоны и скрип, она открыла дверь пинком, но ни клиентка, ни Буратино, ни даже бледный паренёк ничего не заметили. Член у Буратино напитался женскими соками так сильно, что не помещался даже в её немолодой вагине. Он вдалбливал его, но входил только наполовину. А чтобы хоть немного спастись от натяжения толстого ствола женщина закинула ноги на плечи Буратино. От её ногтей на его руках виднелись царапины. И судя по стонам, Карабосса пришла как раз вовремя. Женщина выгнулась, задрожала, её стоны сорвались на какой-то придушенный писк. Зато Буратино задышал чаще, заскрипел ещё сильнее, а потом резким рывком вытащил член из раздолбанной дыры клиентки, которая тут же схлопнулась с громким чавкающим звуком, и начал кончать ей на живот.

Залитая спермой, подозрительно похожей на берёзовый сок, клиентка улыбалась сумасшедшей улыбкой и размазывала её пальцами по животу и груди, при этом умудряясь строить глазки Буратино. Карабосса прокашлялась, привлекая к себе внимание. Бледный парень подхватил с пола штаны и начал лихорадочно их натягивать. Буратино отошёл от распластанной женщины и стал разглядывать Карабоссу.

- Эту тоже? - спросил он у бледного. - Перекурить-то я успею?

- Пьеро! Пошёл вон! - Карабосса рявкнула на бледного и тот выскользнул из комнаты. - Ваше время тоже вышло, - обратилась она к женщине. Та, кокетливо двигая задом, встала с кровати, начала одеваться. Она выглядела совершенно расслабленной. Одеваясь, она то и дело хихикала и старалась дотронуться до Буратино. Наконец, она вышла. Вслед за ней, жестом, был выпровожен и Шушера. Конечно, он тут же приклеился глазом к замочной скважине. - Итак, ты тот самый Буратино, - сказала Карабосса, разглядывая его набухший пенис.

- Тот самый? - Буратино присел на край кровати. - Почему бы и нет.

- Я беру тебя на работу, - заявила Карабосса.

- Работа? Не, я пас. Я больше люблю отдыхать, - возразил Буратино.

- Ты не понял. Тебе нужно будет трахать богатых клиенток. За деньги. После того, как эта старая клуша разнесёт сплетни о тебе по городу, у тебя не будет отбоя от клиентов.

- Трахаться и получать за это деньги... - Буратино почесал затылок. - Здесь явно есть подвох.

- Никакого подвоха. Я буду платить тебе десять процентов от прибыли.

- Десять процентов? А сколько это в сольдо?

- А ты умеешь считать?

- Нет.

- Отлично!!!

И Карабосса начала загибать пальцы, бормоча под нос:

- Три сольдо в час. Восемь часов. Ну а три сольдо плюс три сольдо восемь раз будет семь сольдо. Так?

- Тебе виднее, - кинул Буратино, уже стоящий с бутылкой виски и по-хозяйски орудовавший в баре Карабоссы, внимательно ища глазами более-менее чистый стакан для своего трофея.

- Ну а семь сольдо минус мой процент... Получишь один золотой за день работы.

- Негусто, - сказал Буратино, но в следующий момент в его голову пришла какая-то мысль, - ещё два золотых сверху и я тебя ещё трахаю.

Карабосса поперхнулась.

Буратино остограммился.

Судя по виду, она хотела ответить резким отказом, но снова посмотрела вниз, на жёсткий эрегированный деревянный пенис и промолчала. С полминуты она рассматривала самое большое и твёрдое достоинство, которое когда-либо видела, а потом полезла в карман и достала три золотых.

- Это аванс, - и она швырнула на кровать сначала монеты, а потом толкнула в грудь Буратино так, что он полетел на простыни, ещё влажные после предыдущей клиентки, вперёд спиной.

Не успел он и пикнуть, как Карабосса задрала все свои юбки, запрыгнула на кровать и стала пристраиваться сверху. Хозяйка борделя была внушительной женщиной, Буратино почувствовал это и даже услышал, как заскрипела его спина, когда Карабосса упёрлась руками в его грудь. Но чёрт с ней, со спиной! Какой бы опытной и крупной не была Карабосса, но усесться на распаренный деревянный член сразу не смогла даже она. Головка проскользнула внутрь довольно легко, а вот дальше дело не шло. Карабосса стояла на полусогнутых ногах, пытаясь пропихнуть в себя толстый ствол. Она качала огромным задом из стороны в сторону, пыхтела и покряхтывала. Буратино испугался, что она попросту отломит пенис, но он согнулся, затем согнулся ещё немного, а потом резко, как спущенный лук, вошёл в Карабоссу.

Такого резкого проникновения Карабосса не ожидала. Её глаза чуть не выпали из орбит. Она вскрикнула и замерла, сидя на члене, как будто боялась, что он может разорвать её пополам. Но внутри неё всё уже горело, и Карабосса медленно, через боль начала двигаться.

- Давай, ещё немного! - Карабосса силилась насадиться на немалое бревно полностью, но даже у неё это не получалось. - Заплачу пять золотых, если получится!

Буратино посчитал что-то на пальцах, а затем взял Карабоссу за пухлые ляжки и принялся с каждой фрикцией пытаться насадить её поглубже.

- Ещё на пару сольдо... и ещё пять... и ещё сразу на червонец, - приговаривал он, когда удавалось заставить соскользнуть её вагину ещё немного вверх. Будь она менее вшунительной, ничего бы не вышло, а точнее - не вошло.

Но наконец, Карабосса расслабленно припечатала Буратино к кровати всем своим весом. Она облегчённо застонала, когда коснулась задницей его бёдер. На минутку она остановилась, запустила руку в необъятный бюстгальтер и вытащила оттуда ещё два золотых. Причём сделала она это так неаккуратно, что её груди выскочили вслед за кулаками, с зажатыми в них монетами.

Буратино охнул. Он тут же схватил обеими руками её груди, будто взвешивая их в ладонях.

- Эти доечки стоят двух монет! - заявил он.

Карабосса залилась краской смущения и, чтобы скрыть это, начала снова двигаться. От комплимента, которым Буратино наградил Карабоссу, она стала заметно более влажной. Ствол ходил в ней на радость легко и приятно. А сама она оказалась гораздо более гибкой и ловкой, чем казалась. Она умудрялась сползать с члена почти полностью, а потом падать вниз, припечатывая Буратино к кровати с энергией пневматического молота. Влажная до этого простыня превратилась в настоящее болото. С Карабоссы натекла целая лужа.

Шушера, стоявший за дверью, быстренько обернулся по сторонам и засунул руку в штаны. Он уже давно успел подрочить на всех клиенток и кукол женского пола, обслуживавших их, но вот хозяйки он ещё не видел. Обычно она запиралась в своём кабинете и завешивала замочную скважину постером с нарисованным очагом, но теперь... Уж теперь-то он подёргает в своё удовольствие.

Прогнувшись в спине, Карабосса скакала, прикрыв глаза. Она закусила губу, её рыжие волосы разметались по плечам, с которых соскользнули лямки платья. С определённого ракурса могло бы показаться, что она приседает, настолько широка была амплитуда, с которой она насаживалась на член. Она делала это со смаком, позволяя твёрдой головке бить по матке. Завтра утром у неё между ног будет похмелье и она станет прикладывать лёд к горящим губам, думать о том, как бы засунуть лёд поглубже, но это будет только завтра... А сейчас твёрдое дерево трёт её половые губы, заворачивает их внутрь, цепляет даже клитор. Буратино, как заворожённый играл с её сиськами. Он мял их, целовал и пощипывал, забыв обо всём на свете. Каждая из них была едва ли не крупнее его головы. Когда Карабосса особенно мощно падала на него, вбивая в себя его пенис, груди на излёте ударяли его по лицу, и, судя по всему, Буратино это нравилось.

- Ох, кончаю! - застонала Карабосса. Её ноги подкосились, она упала на Буратино всей грудью, придавив его, её тело начала бить крупная дрожь. Она так громко застонала, что люди, проходившие мимо борделя, стали останавливаться.

Несчастный Буратино, зажатый внушительной женской массой, потерявшей над собой контроль, сначала наслаждался ароматной мягкой грудью, в которой утонуло его лицо, но потом испугался, что задохнётся. Карабосса, кажется, готова была лишиться чувств. Она уже даже не стонала, а только дышала прерывисто и неритмично. Буратино начал выползать из-под неё через живот. Когда член вышел из вагины Карабоссы полностью, его голова была как раз где-то в районе её пупка. Позади остались груди, но впереди было озеро натёкших из Карабоссы выделений, а Буратино уже едва не терял сознание от нехватки кислорода.

Кое-как глотая воздух, Буратино пропахал носом горячую, скользкую и невероятно мокрую пизду своей новой работодательницы. Даже несмотря на то, что он со свистом начал втягивать воздух после плена под перекончавшим телом Карабоссы, Буратино не мог не признать, что это было здорово. Он был перемазан соком Карабоссы, чувствовал его даже на губах.

Лёгкие постанывания за его спиной говорили о том, что Карабосса ещё долго не придёт в себя. Сколько же она не трахалась, если её так развезло? Буратино встал, нашёл свой носок, натянул его обратно на член. Пока ещё он едва прикрывал головку разбухшего в мокрой дыре Карабоссы члена. Буратино подошёл к двери и пинком открыл её. От удара Шушера отлетел к противоположной стене. Он злобно посмотрел на Буратино, застёгивая штаны.

- Дрочить в публичном доме, полном шлюх? - Буратино искренне удивился. - Нет, тебе точно нужно менять что-то в жизни.

С этими словами Буратино, пританцовывая, пошёл по коридору, ища заветную для каждого мужчины после секс-марафона дверь с писающим мальчиком. Но как только он зашёл за угол, его схватила чья-то рука и затащила в какую-то нишу. Не успел он завопить, как та же рука зажала его рот и чей-то голос зашептал:

- Не дёргайся. Ты не понимаешь, куда попал. Сейчас, пока тётушка в отключке, у нас есть отличный шанс отсюда свалить. Ничего не спрашивай, просто уходим.

И он почувствовал, как его повели в темноте по пыльному, завешанному паутиной и опускающемуся вниз коридору. Через несколько поворотов его спутники остановились. Затем кто-то взял его за плечи и сильно толкнул вперёд. Раздался сухой треск, и Буратино зажмурился от света.

Они стояли на траве на каком-то пустыре за городской стеной. Буратино оглянулся, увидел выбитую его лицом дверь в заросшей бурьяном кочке. У потайного выхода, ведущего из публичного дома, стоял Пьеро, тот самый бледный парень, у ног его крутился пудель, а рядом осматривалась девушка. Голубые волосы, большие глаза, упругое, стройное тело, высокая грудь-двоечка, как у спортсменки, длинные ноги, едва прикрытые коротенькой юбочкой... Буратино сглотнул слюну. Хороша.

- Ты кто? - спросил он.

- Я племянница Карабоссы, хозяйки борделя, - ответила девушка с голубыми волосами, - и нам лучше свалить как можно дальше. Ты представляешь, что будет, когда в городе узнают, что в борделе появился такой членоносец?

Девушка показала на его член, торчавший уже не так сильно, но всё ещё внушительно выпирающий.

- Это будет такой рекламой, что кукол просто затрахают. Сначала выкинут тех кукол, что выйдут из строя раньше всего. Тебя хватит надолго, но и ты не железный, а деревянный, так что... Ты слушаешь вообще?

Буратино пялился на грудь девушки. Когда она одёрнула его, он настолько задумался, что потянулся рукой к выпирающему соску. За городом дул прохладный ветерок и её соски мило встали, натянув ткань платья.

- А? Да, конечно! Нам нужно куда-то убежать?

- Да, иначе тётя и меня заставит мандой приторговывать, я её знаю. Пьеро, - обратилась она к бледной кукле, не промолвившей пока ни слова, - ты говорил, что знаешь, где можно отсидеться. Веди нас!

И процессия, во главе которой бежал рысцой Пьеро со своим псом, а замыкал которую Буратино, заглядывающий под развевающуюся юбку девушки с голубыми волосами, двинулась из города прочь.

Приключение Третье: Мальвина и Пьеро.

- И это ты называешь местом, где мы можем перекантоваться? - спросила Мальвина, останавливаясь напротив покосившейся лесной избушки.

Пьеро только тяжело вздохнул.

- Ладно, - сдалась Мальвина, - ты принесёшь мне чего-нибудь поесть, а ты, - она ткнула пальцем в Буратино, - принеси воды, - душа в этой халупе явно нет.v - А чего это я должен тебя обслуживать? Меня в городе ждёт Карло и его жена с вот такой задницей и свежим телом, карьера в борделе твоей тётушки, золотые и обед! - взвился уставший Буратино.

- А сгореть на работе не боишься, деревянный? - холодно парировала Мальвина. - Пруд в той стороне. За водой идёшь ты, потому что ты точно не утонешь.

Даже не дав Буратино ответить, она зашагала в дом, на ходу стягивая с себя платье. Он уже готов был бросить что-то язвительное, но увидел подпрыгивающие в такт шагам ямочки над ягодицами и поперхнулся слюной. Мальвина скрылась за дверью, Пьеро тоже куда-то делся, оставалось только взять ведро и поплестись в указанном направлении.

- Девчонки, твою мать... - пробормотал Буратино, поправляя носок.

Через час в хижине был накрыт скромный вегетарианский стол, разведён огонь в камине и нагрета вода в лохани, куда Мальвина, ничуть не стесняясь, улёглась, прикрыв глаза от наслаждения.

- Я слышала, как ты обрабатывал мою тётушку, - сказала она Буратино, который грустно смотрел на ягоды и яблоки, принесённые из леса Пьеро. - У тебя талант.

- Не талант, а дар, - проворчал он, выбирая малину покрупнее. - Когда я ещё был деревом в лесу, кстати, недалеко отсюда, мимо меня проходила одна волшебница, у которой давно не было мужика. Она остановилась под деревом на отдых и увидела, что на стволе растёт сучок, уж очень напоминающий ей член. Даже вены рассмотрела, даже дырочку на конце. И так он её возбудил, что она посмотрела, не идёт ли кто по лесу, задрала юбку и хорошенько попрыгала на том сучке. Она так кончала, что распугала охотникам всю дичь на десяток миль вокруг. А когда выдохлась, сказала, что это дерево принесёт женщинам немало радости и повесила в знак этого на сучок свои трусики. Ну а потом пришли дровосеки, забрали трусики себе на память, вырубили полено, продали его столяру Карло, а уже он сделал из меня человека...

- Карло? - спросила Мальвина. - Тот самый, в доме которого находится потайная дверь, открыть которую никто не может?

- Впервые слышу, - задумался Буратино, - а что за той дверью?

- Ты что, глухой? Я же сказала, никто не может её открыть. Может быть, за ней истлевший скелет идиота, который придумал самый сложный замок в мире и закрыл его изнутри. А может быть, там спрятано сокровище. Хотя... - Мальвина наклонила голову, - я могла бы тебе помочь кое-какой информацией. Не за просто так, конечно. - Мне от силы пару дней, но я уже успел возненавидеть двери, за которые меня не пускают. Говори, что я должен сделать, - излишне пафосно сказал Буратино.

- Мы с Пьеро давно уже хотим отчалить подальше к морю, купить там небольшой домик на берегу океана и трахаться там до тех пор, пока у него не перестанет вставать, а у меня - течь. Но есть одна проблема. Он совершенно не умеет доставлять удовольствие. Я ещё ни разу не кончала с ним.

Буратино обернулся на Пьеро. Тот побледнел ещё больше, насколько это было возможно.

- И всего-то? Да через пару часов ты будешь просить его перестать божественно драть тебя хотя бы на минуту, чтобы ты могла пописать! Приступим! Иди сюда, малокровный!

Пьеро послушно подошёл к лохани, в которой нежилась Мальвина.

- Женщины любят сильных мужчин, но ещё больше они любят нетерпеливых. Бери её на руки и тащи на кровать, - начал Буратино свой первый урок.

- Может подать полотенце? - сказал Пьеро, но Буратино его оборвал.

- Нет. Сейчас она совершенно сухая по сравнению с тем, какой она станет через полчаса, когда ты вылижешь её так, что даже потолок станет мокрым.

Пьеро подхватил Мальвину на руки, по длинным его рукавам потекла вода.

- А теперь швырни её на кровать, - Буратино указал на раздолбанную тахту, стоявшую в углу хижины. Сколько через неё прошло дровосеков и развратных пастушек, знали только её продавленные почти до пола доски.

- Нет! Возьми её снова и швырни! Я сказал швырни, а не положи её так, будто она фарфоровая! - закричал Буратино. Он уселся в кресло, как заправский режиссёр наблюдая за тем, как Пьеро пытается быть брутальным.

Бледный как мел, Пьеро снова подхватил Мальвину с кровати и теперь уже ощутимо бросил её на одеяла. Мальвина охнула, от удара она раскрылась, её колени раздвинулись, но смыкать она их не торопилась. От горячей ванны её тело было розоватым, свежим, чистым даже на вид.

- А теперь сделай ей хороший куни. Так ты разогреешь её, и она, возможно, успеет кончить ещё до того, как кончишь ты. А если она успеет раньше тебя, то займётся тобой. В итоге ты останешься в выигрыше.

Пьеро не понял ничего.

- Что сделать? - переспросил он.

- Куни. Вылижи её. Как... - Буратино обернулся, выискивая с чем бы это сравнить. Он заметил лежащего у ками

Проголосуйте за рассказ

96
12
Рейтинг: 89%
Похожие рассказы
Баба Яга и дурень Пихарь
- Будем с тобой, Пихарь, в загадки играть. Угадаешь, оставлю на ночлег. Не угадаешь, съем
Баба Яга и дурень Пихарь

Жил да был в одном селе дурень Пихарь. Елдак с кулак, а ума на пятак, да и то со сдачей. Всех баб в селе перепортил, а всё успокоиться никак не мог, на второй заход пошёл. Уж и били его, и лупили, а всё без толку. Да и бабы сами к нему тянутся. Как кто жениться собирается, так невеста уже с дурнем переспала, как кто в город на рынок едет, так дурак уже к его жене под юбку лезет, как кто из баб в лес за грибами пойдёт, так обязательно под ёлкой на маслятах дурню и даст.

Читать дальше
Разврат в стране Оз
Я хоть и не волшебник Гудвин, но небольшое волшебство сотворить сумею
Разврат в стране Оз

Остались позади раздавленная в блин Гингема, Бастинда, поиметая в зад с особым изощрением, летучие обезьяны, саблезубые тигры и прочая пидерция Волшебной Страны. Усталые, грязные, как портовые шлюхи в день военно-морского флота, друзья поднимались наконец-таки по ступеням дворца Волшебника Страны Оз. В главном зале было пусто, но эта пустота не была неуютной. Пол покрывал толстый ковёр, стены были завешены тяжёлыми портьерами, у дальней стены стоял огромный трон...

Читать дальше
Маугли
Зад Маугли как-то сам собой качнулся, загоняя своего маленького Каа в тело самки
Маугли

- Багира, я чувствую странное томление, - задумчиво произнёс Маугли, сидя в тени раскидистого баньяна. - Мне не хочется ничего делать, но в то же время хочется куда-то бежать. Я полон сил, но эти силы разрывают меня изнутри. Я прыгаю с ветки на ветку и бегаю по лесу с утра до ночи, устаю, как Балу после рыбалки, но не могу избавиться от чего-то тягучего внутри меня.
- Маугли, мой мальчик, - промурлыкала Багира, - ты стал совсем большим.

Читать дальше